Мифы и заблуждения о лечении позвоночника

В дискуссии приняли участие профессор римского Университета Сапиенца, доктор медицины, автор только что вышедшей книги «Если болит спина» Джалал Саидбегов; заведующий кафедрой нервных болезней Московского государственного медико-стоматологического университета, доктор медицинских наук профессор Игорь Стулин; заведующий кафедрой патофизиологии МГМСУ, доктор медицинских наук профессор Игорь Малышев; и.о. руководителя Центра мануальной терапии департамента здравоохранения Москвы, кандидат медицинских наук Сергей Канаев; доцент кафедры нервных болезней МГМСУ Сергей Труханов.

Уважаемые эксперты, так почему все больше и больше людей сталкиваются с болью в спине, причем во все более раннем возрасте?

Джалал Саидбегов: Действительно, патология позвоночника молодеет. У меня самой юной пациенткой была девочка 12 лет, у которой были диагностированы две межпозвонковые грыжи довольно больших размеров. А по статистике, после 35-40 лет до 80 процентов населения страдает от болей в спине, обусловленными грыжей или протрузией диска, либо дископатией.

С чем это связано? С тем, что сегодня человек постоянно сидит — дома, на работе, на отдыхе и т.д. Известный шведский ортопед-травматолог, профессор Нахимсон измерял, как меняется давление в межпозвонковых дисках в зависимости от позы.

Так вот, когда человек сидит наклонившись вперед, внутридисковое давление значительно повышается, из-за чего диск изнашивается, образуются дископатии, протрузии и т.д.

Игорь Малышев: В рост заболеваемости вносит свой вклад и качество диагностики. Если раньше с болью в спине никто к врачам не обращался и ни в какую статистику программы не попадал, то сегодня и омоложение патологии, и увеличение количества пациентов отчасти, конечно, связано с улучшением диагностики и верой людей в медицину.

Сергей Канаев: ВОЗ регулярно публикует глобальные данные о заболеваемости, инвалидизации и т.д. В таком отчете за 2017 год первое место среди причин, которые нарушают нормальную жизнедеятельность человека, занимает боль в нижней части спины. Пятое место — боль в шее.

Несмотря на то что формально эти состояния не влияют на продолжительность жизни и смертность, они очень сильно снижают качество жизни. А качество жизни — это главная цель современной медицины. Да, главная причина болей в спине — малоподвижный образ жизни, причем с детства.

Прежде дети после школы гуляли, бегали, играли на воздухе.

В школе их учили, как правильно сидеть, как пользоваться подставкой для книг. Сейчас дети в основном сидят или даже лежат дома — за компьютером и гаджетами. Сейчас и офисную работу захватили компьютеры, мало того, что человек целый день сидит, он еще и сидит неправильно.

Нужно сидеть так, чтобы центр тяжести головы совпадал с центром тяжести туловища, плечи должны быть расслаблены. Вместо этого монитор стоит сбоку, человек сидит вполоборота, в противоестественной позе, плечи приподняты, напряжены.

Часто не отрегулирован размер шрифтов на экране, поэтому человек еще и тянет шею к монитору. Естественно, мышцы спины будут перенапряжены, и к вечеру из-за мышечного гипертонуса будут болеть плечи, шея и голова.

А если это повторяется изо дня в день, гипертонус становится хроническим, и вот перед нами готовый пациент с хронической болью в шее и пояснице.

80 процентов населения страдает от болей в спине

Из школьного курса анатомии мы помним, что нервы, которые отходят от спинного мозга, иннервируют все внутренние органы, все системы организма. Влияет ли состояние позвоночника на работу головного мозга?

Игорь Стулин: Магистральная артерия, которая снабжает кровью головной мозг, — это сонная артерия. Она подает мозгу до 70 процентов крови от одного сокращения сердца, остальные 30 процентов идут почкам, печени и прочим органам.

Но есть еще и позвоночные артерии, которые несут кровь к мозжечку, к стволу мозга, где находится центр равновесия и другие важнейшие отделы. Любая позвоночная артерия, прежде чем она доставит туда кровь, делает пять изгибов.

И нарушения в позвоночнике на уровне шейного отдела, конечно, могут этому препятствовать. Поэтому очень важно определять с помощью современных диагностических методов показания и противопоказания для мануальной терапии именно на шейном отделе.

К сожалению, далеко не всегда этот отбор проводят тщательно, а это может привести к драматическим исходам.

Сергей Канаев: Я руковожу единственным в России специализированным центром мануальной терапии. В год к нам обращается 9-10 тысяч пациентов. Но мы не всех берем на лечение, потому что к этим методам есть и противопоказания, их довольно много. И если врач не учитывает наличие у пациента противопоказаний для проведения мануальной терапии, это опасно.

Но если отбор грамотный, риска нет. Хочу напомнить, что ко всем врачам мануальной терапии министерством здравоохранения и министерством образования и науки установлены единые квалификационные требования. И показания, как и противопоказания, тоже везде одинаковые.

Если где-то им не следуют, это говорит только о том, что либо врач неквалифицированный, либо руководство, которое такого врача допускает к работе.

Игорь Юрьевич, вы изучаете иммунный ответ организма на различные заболевания. Есть ли связь между состоянием иммунитета и возникновением проблем с позвоночником?

Игорь Малышев: Патология позвоночника — это не монопатология. Она связана с метаболическими нарушениями и иммунной системой.

Почему на одних пациентов мануальная терапия оказывает благотворный эффект, и даже после операции на позвоночнике они быстро и хорошо восстанавливаются? А другим вроде бы все делали тоже правильно, а восстановления нет, даже есть ухудшение. Мысль о том, что иммунная система как-то влияет на позвоночник, возникла давно.

Ученые обратили внимание и на то, что у некоторых больных возникает спонтанное рассасывание межпозвонковых грыж. Исследования показали, что очень важную роль играют два фактора. Первый — какие именно клетки присутствуют в междисковом пространстве. Оказалось, что там много иммунных клеток.

Среди них есть Т-клетки, которые специализированны на резорбции, то есть разрушении твердых тканей — костной и хрящевой. И есть клетки-макрофаги, которые выделяют вещества, способные лизировать, то есть растворять костную и хрящевую ткань. Второй фактор заключается в том, что в хрящевой капсуле позвонков нет сосудов.

И в результате механического давления макрофаги начинают производить фактор, который усиливает рост кровеносных сосудов. А они способствуют снятию воспаления. Когда сравнили гистологическую картину разных пациентов, выяснилось, что у одних людей макрофагов и новых сосудов много — и они выздоравливают хорошо.

У других макрофагов и сосудов нет, и результата от лечения тоже. Возможно, именно механическое воздействие на позвоночник, которое используют врачи мануальной терапии, активизирует работу иммунных клеток. Поэтому мне кажется, что нужно внести в практику врачей мануальной терапии, и начальную оценку иммунного статуса. Тогда успех лечения может быть гораздо выше.

Когда возникают проблемы со спиной, жители крупных городов легко найдут адекватную медицинскую помощь. Но многие россияне живут в маленьких городах и селах, где нет ни мануального терапевта, ни иммунолога. К кому там обратиться, чтобы получить помощь?

Сергей Канаев: Логичнее всего обратиться к тому врачу, который его регулярно наблюдает и знает все его сопутствующие заболевания. Это участковый терапевт или врач общей практики. Они могут назначить простейшую терапию, безопасную для пациента.

Зачастую достаточно принимать лишь нестероидные противовоспалительные препараты. Но надо иметь в виду, что на рынке их много, и все они имеют серьезные побочные эффекты. Поэтому принимать их самостоятельно не следует.

Врач, который пациента наблюдает и знает его сопутствующие заболевания, назначит препараты, безопасные для него конкретно.

При боли в спине откладывать визит к врачу не следует. Пока пациент будет лечиться сам или метаться по частнопрактикующим медикам, драгоценное время будет упущено

Джалал Саидбегов: Я рекомендую обезболивающие препараты крайне редко. И ни в коем случае не советую применять согревающие мази, перцовый пластырь. Если есть грыжа, то воспаление и так имеется, при согревании оно может только усилиться.

Сергей Канаев: Второй момент — часто боли в пояснице маскируют гораздо более серьезное заболевание.

И если в течение какого-то разумного времени его состояние не улучшается, то врач должен решить, к какому специалисту пациента направить — ревматологу, неврологу или сразу к нейрохирургу. И в ряде случаев методом выбора будет хирургическое лечение.

Именно поэтому при боли в спине откладывать визит к врачу не следует. Пока пациент будет лечиться сам, думать, куда ему пойти или метаться по частнопрактикующим медикам, уровень и квалификация которых неизвестны, драгоценное время будет в лучшем случае упущено.

Тем более, что греха таить, часто за врачей мануальной терапии или остеопатов выдают себя люди, не имеющие должного образования. Даже за банальный массаж зачастую берутся люди, которые не имеют даже среднего медицинского образования.

А какие методики лечения сегодня считаются наиболее оправдывающими себя?

Сергей Канаев: С точки зрения доказательной медицины сейчас единственный подход к лечению болей в спине — это междисциплинарный мультимодальный подход. Нет какого-то одного метода, который мог бы заменить все остальные. Методы лечения можно условно разделить их на медикаментозные и немедикаментозные.

По данным международных обзоров, лечебная физкультура, мануальная терапи показывают эффективность, сравнимую с медикаментозными методами. И при этом нет существенных преимуществ одного метода над другим.

Поэтому нужно учитывать еще и доступность того или иного метода, безопасность, а также приверженность пациента к тому или иному лечению.

Читайте также:  Крест биологической трагедии ископаемой женщины несёт наш ребёнок

Сами методики мануального воздействия стандартизованы, разработаны клинические рекомендации? Или это каждый раз некое творческое начало?

Сергей Канаев: Эти методы воздействия строго стандартизованы, врачей мануальной терапии учат одинаково.

Но это можно сравнить с тем, что все домохозяйки знают, как приготовить борщ, но все готовят по-разному. Сами манипуляции четко описаны.

Но какие из них и как применять к конкретному пациенту — это и есть предмет врачебного опыта, если угодно — врачебного искусства. Это уже никакими стандартами, приказами не пропишешь.

В Москве существует множество центров, в которых оказывают подобные услуги. Есть и врачи, которые утверждают, что разработали собственный метод лечения. Джалал Гаджиевич, вы используете свой метод — неинвазивную репозицию позвонков и суставов. В чем его суть?

Джалал Саидбегов: Эта методика основана на подходах врача Николая Андреевича Касьяна, потомственного мануального терапевта. При манипуляциях в шейном отделе мы применяем методику чешского врача Карела Левита. Некоторым кажется, что это очень легкая профессия — три, четыре приема сделал — и вылечил больного. Я этим занимаюсь 33 года.

И каждый день у каждого больного я учусь, что-то новое для себя открываю. И это очень стрессовая работа, если заниматься ею серьезно. Что касается остеопатов, хиропрактиков — на мой взгляд, это беда современной медицины. В США, чтобы стать остеопатом, нужно учиться в университете пять лет.

В Италии, да и в России, нередко эти «специалисты» вообще не имеют медицинского образования.

Игорь Дмитриевич, бывали ли у вас пациенты, у которых возникали осложнения после мануальных воздействий?

Игорь Стулин: Я знаю пять случаев с тетрапарезом, то есть параличом всех конечностей. Помочь таким людям может только экстренная операция.

Еще есть такая патология, как нестабильность позвоночника. Анатомия у людей бывает очень разная, связочный аппарат тоже. А позвоночная артерия настолько своеобразна, что она может расслоиться. Таким пациентам я бы не рекомендовал мануальное воздействие.

Мифы и заблуждения о лечении позвоночника

Время от времени повисеть на турнике полезно для здоровья и гибкости позвоночника. Шостак Данила / ТАСС

А может ли повыситься артериальное давление после курса массажа?

Игорь Стулин: Вполне. У пациента может быть повышенное давление, какая-то патология внутренних органов, сахарный диабет очень плохо проявляет себя в этом плане.

Сергей Канаев: Но это опять же проблема не мануальной терапии как метода лечения, а проблема отбора пациентов. Вторая проблема — выбор врача.

Никому не придет в голову пойти по знакомству к какому-то чудо-доктору, который у себя дома с помощью кухонного ножа проведет операцию на коленном суставе.

Но почему-то пойти к человеку, который позиционирует себя как хиропрактик, остеопат, массажист, но а самом деле им не является, — это сплошь и рядом. Естественно, без необходимого обследования и учета сопутствующих заболеваний, человек получит весь спектр осложнений.

Большинство врачей-неврологов выступают за консервативные методики лечения межпозвонковых грыж диска. А в каких случаях операция при грыже неизбежна?

Джалал Саидбегов: Болевой синдром присутствует не при всех грыжах. Примерно о 25 процентах грыж даже больших размеров сам человек и не подозревает. Их находят случайно, выполняя по какому-то поводу МРТ.

И напротив, боль может вызывать не только грыжа. Порой ее вызывает избыточное количество внутрисуставной жидкости. Болевые рецепторы может раздражать и воспалительный процесс. Но эти состояния не требуют операции.

Поэтому отбор на хирургическое лечение должен быть очень тщательным.

Сергей Канаев: Причиной боли в спине может быть не только поражение диска, нередко ее вызывают связки, мышцы.

На практике нейрохирурги неоправданно расширяют пул «своих» пациентов или, наоборот, кого-то не замечают?

Сергей Труханов: Небольшие исследования на эту тему есть. У нас часто приводят не очень высокие цифры положительных и условно-положительных исходов у тех пациентов, которых оперировали. Это связано, скорее всего, с чрезмерным расширением пула пациентов.

Игорь Стулин: Грыжи диска находят практически у каждого здорового человека. Было проведено обследование 400 молодых врачей, которых готовят для работы на подводных лодках. Им всем сделали МРТ, и у 80 процентов нашли эту пресловутую грыжу, которая не проявлялась и не проявится никогда.

У пациента ничего не болит, а ему порой говорят: мы уберем эту молчащую грыжу, и у вас будет гарантия, что не наступит болевого синдрома. Но есть хороший принцип: лучшая операция — та, которую можно не делать. Поэтому, прежде чем решиться на операцию, надо выслушать мнение трех разных врачей, а то и четырех.

Джалал Саидбегов: Я много лет являюсь членом Eurospine — самой авторитетной в мире ассоциации врачей по патологии позвоночника. На ее конгрессах с каждым годом все чаще говорят: надо меньше оперировать.

Но на каждом конгрессе бывает выставка — новая аппаратура, искусственные диски и т.д. За всем этим стоят интересы компаний-производителей.

Дайте, пожалуйста, свои рекомендации тем, у кого есть проблемы со спиной.

Джалал Саидбегов: Надо проанализировать свой образ жизни, особое внимание уделить детям, особенно когда они идут в школу. Раньше в школах были парты Эрисмана, которые он придумал еще в 1870 году. Под партой была перекладина, на которую можно было поставить ноги.

При этом поясница не напрягается. А если этой подставки, нет, то нагрузка идет на межпозвонковые диски. Стоило бы вернуться к этим партам, сделать их адаптированными к росту ребенка, регулировать по высоте, предусмотреть подставку под книгу, планшет и т.д.

Не было бы столько сколиозов у детей, как сегодня.

Это, наверное, касается и офисных работников сидят?

Сергей Канаев: Как только человек почувствовал, что ему дискомфортно, начинает испытывать ощущение скованности, зажатости, он просто должен встать, потянуться, походить несколько минут.

Джалал Саидбегов: Я рекомендую повисеть минуту на турнике. А если нет турника, а есть крепкие двери, то на них.

Наконец, можно просто встать у стола, опереться на него вытянутыми руками и низом живота, и повисеть, расслабить поясницу, посчитать до десяти. Это дает хорошее расслабление мышцам всей спины.

И конечно, заниматься посильной физкультурой: больше ходить, плавать, двигаться.

Важно

Противопоказания к применению мануального воздействия на позвоночник:

  • — «синдром конского хвоста»;
  • — смещение спинного мозга, структурные изменения в нем;
  • — ухудшение состояния после долгого консервативного лечения;.
  • — повышенная проницаемость сосудистой стенки,
  • — инфекционные заболевания,
  • — повышенное артериальное давление,
  • — нарушение реологии крови;
  • — онкологические процессы центральной нервной системы и в позвонках;
  • — острые травмы;
  • — остеопороз.

Мифы и правда о химиотерапии

Мифы и заблуждения о лечении позвоночника 14.03.2018

Правда ли, что химиотерапия «устарела»? Потому что больше вредит, чем помогает? А в прогрессивных клиниках рак давно лечат без «химии»? Комментирует резидент Высшей школы онкологии НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова Катерина Коробейникова.

Миф 1: химиотерапия малоэффективна В поддержку этого мнения ссылаются на цитируемое в интернете исследование профессора Гарвардского университета Джона Кэрнса, якобы опубликованное в «Scientific  American» и в «Журнале клинической онкологии» в 2004 году, о том, что на самом деле химиотерапия помогает лишь 2,3-5% случаев (комментарий об источнике см. в конце нашего материала). Зато именно «химия» вызывает «сопротивление опухоли, которое выражается в метастазах». Чтобы говорить об эффективности химиотерапии «при раке», надо уточнить, что понятие «онкология» включает в себя множество разных заболеваний.

Есть нейробластома у детей или хорионкарцинома матки. Их можно полностью излечить именно с помощью химиотерапии. Излечение означает, что у человека нет рецидивов в течении 5 лет.

Есть опухоли, высокочувствительные к химиотерапии – саркома Юинга, рак предстательной железы, рак мочевого пузыря. С помощью химиотерапии они поддаются контролю — возможно излечение, как минимум, можно добиться длительной ремиссии.

Есть промежуточная группа – рак желудка, рак почки, остеогенная саркома, при которых уменьшение опухоли от химиотерапии происходит в 75-50% случаев.

А есть рак печени, поджелудочной железы. Эти опухоли малочувительны к лекарственной терапии, но к ним сейчас применяют другие методы лечения – оперируют или облучают. И еще есть рак крови – понятие, которым пациенты называют острые лейкозы и лимфомы. Они вообще развиваются по другим законам.

Даже при запущенной стадии рака с метастазами, прогноз очень сильно зависит от того, какой у вас конкретно подтип опухоли. Например, гормоночувствительный подтип рака молочной железы даже с метастазами контролю поддается очень хорошо. Поэтому делать какие-то выводы о «химиотерапии при раке в целом» — некорректно.

В последнее время подход к лечению онкологических пациентов всё больше индивидуализируется. Совсем давно говорили: «У вас рак – какой ужас!», — потом: «У вас рак определенного органа – это плохо». А сейчас врач внимательно посмотрит на «паспорт» опухоли из гистохимических и иммунногенетических маркеров и характеристики опухоли, которую пациенту выдали при гистологическом исследовании (такое изучение опухоли теперь входит в стандарты обследования) и в зависимости от этого выберет тактику лечения.

Миф 2: срок жизни без химиотерапии длиннее, чем с химиотерапией

Источник: time.com

В интернете рассказывается, что это доказали некие доктор медицинских наук Алан Левин и профессор Шарль Матье. Якобы на самом деле большинство пациентов, получающих химиотерапию, умирает именно от химии, а не от рака.

Читайте также:  Вредна ли для здоровья привычка «хрустеть» пальцами?

Я не нашла подтверждающей информации, что врачи с такими именами (они есть, но они не онкологи) высказали такое мнение.

Сегодня Россия, как Европа и США, переходит к стандартам доказательной медицины. В этой системе все доказательства оцениваются по определенной шкале.

И меньше всего доверия — аргументам из серии «профессор Иванов (или профессор Смит) сказал».

Более серьезный уровень аргументов – метаанализы, то есть  объединение нескольких, уже проведенных маленьких исследований в одно, когда их результаты складывают и считают вместе.

Химиотерапия – это лечение. И, как у всякого лечения, у нее бывают побочные эффекты. Они бывают от любых лекарств, они бывают после хирургических операций. Сама химиотерапия тоже бывает разной в зависимости от цели. Предоперационную химиотерапию применяют до хирургической операции, чтобы максимально уменьшить размер опухоли и сделать хирургическое вмешательство максимально щадящим.

Цель постоперационной «химии» – убрать отдельные опухолевые клетки, которые еще могут циркулировать в организме.

А бывает химиотерапия паллиативная.

Ее применяют, когда опухоль запущена, со множественными метастазами, и вылечить больного невозможно, но возможно затормозить дальнейшее прогрессирование и попытаться контролировать опухоль.

В этом случае химиотерапия призвана подарить пациенту время, но, как правило, она сопровождает его до конца. И тогда может создаться впечатление, что пациент умер не от рака, а от «химии», хотя это не так.

Кроме того, при предоперационной или послеоперационной «химии» часто врачи наблюдают пациента не только в тот момент, когда он получает капельницы с препаратами, но и между курсами. Поэтому смертельные случаи от побочных эффектов редки.

Миф 3: химиотерапия непоправимо «сажает» печень, кровь, нервы

Источник: npr.org

Главный механизм действия химиопрепаратов – воздействие на механизм деления клетки. Клетки раковых опухолей очень быстро делятся, поэтому, воздействуя на деление клеток, мы останавливаем рост опухоли.

Но, помимо опухоли, в организме много других быстро делящихся клеток. Они есть во всех системах, которые активно обновляются, — в крови, в слизистых. Те химиопрепараты, которые воздействуют не выборочно, действуют и на эти клетки.

Основные осложнения химиотерапии: — падение показателей крови — поражения печени — изъязвление слизистых и связанные с этим тошнота и понос — выпадение и ломкость ногтей.Такой эффект объясняется тем, что цитостатическая химиотерапия действует не только на клетки опухоли, но на все быстроделящиеся клетки организма.Также у отдельных препаратов, которые оказывают на организм токсичное действие, бывают специфические осложнения. (Часть препаратов химиотерапии сделана на основе платины – это тяжелый металл).

Токсичные препараты химиотерапии могут вызвать ряд неврологических симптомов – головные боли, бессонницу или сонливость, тошноту, депрессию, спутанность сознания. Иногда возникает ощущение онемения конечностей, «мурашки». Эти симптомы проходят после прекращения действия препарата.

После химиотерапии у пациента ожидаемо падают показатели крови.

Обычно пик падения приходится на седьмой-четырнадцатый день, потому что «химия» как раз подействовала на все клетки, которые были в периферической крови, а новые костный мозг выработать еще не успел.

Падение происходит в зависимости от препарата, который применялся; одни из них действует преимущественно на тромбоциты, другие – на лейкоциты и нейтрофилы, третьи – на эритроциты и гемоглобин.

Химиотерапевтическое лечение проходит циклами. В зависимости от схемы химиотерапии, человек может получить, например, три дня капельниц химиотерапии, а следующие будут через 21 день. Этот промежуток называется «один цикл», он дается специально, чтобы организм пациента восстановился.

Перед каждым новым сеансом химиотерапии состояние пациента контролируют, смотрят, что было с ним в этот промежуток – делают клинический и биохимический анализ крови. Пока человек не восстановился, новый цикл лечения не начинается.

Источник: verywell.com

Если кроме снижения показателей крови до определенного уровня в промежуток между «химиями» ничего плохого не происходило — кровь восстановится сама.

Чрезмерное падение тромбоцитов создает угрозу кровотечения, пациенту с такими показателями делают переливание тромбоцитарной массы.

Если упали лейкоциты, которые отвечают за иммунитет, а человек заразился какой-то инфекцией, начался кашель, насморк, поднялась температура, — сразу назначают антибиотики, чтобы инфекция не распространилась. Обычно все эти процедуры делаются амбулаторно.

В перерывах между курсами химиотерапии пациента ведет онколог из районного онкодиспансера или поликлиники.

Перед самым первым циклом химиотерапии пациенту должны объяснить все возможные осложнения, рассказать про каждый препарат и его воздействие; и пациент может проконсультироваться со своим онкологом.

Взвешивание рисков – отправная точка химиотерапии.

Врач и пациент выбирают между повреждением, которое может принести химиотерапия, и преимуществом, которое может за ней последовать, — а именно – продление жизни порой на десятки лет.

Это – ключевой момент в принятии решения о необходимости применения химиопрепаратов: если мы понимаем, что при назначении того или иного лекарства процент успеха будет ниже, чем побочные эффекты, применять его просто нет смысла.

Миф 4: метастазы вырастают из «стволовых клеток рака», которые «химия» все равно не убивает

Источник: independent.co.uk

Причины возникновения метастазов у разных опухолей очень разные, как именно возникают метастазы, мы пока не знаем. Единственное, что мы знаем – «стволовых клеток рака» не бывает.

Опухоль в разных своих фрагментах и клетки метастазов – это очень неоднородное образование, там все клетки разные, они быстро делятся и быстро мутируют. Но в любом случае химиотерапия воздействует на все метастазы, где бы они ни были.

Исключение – метастазы в головном мозге, куда проникают не все препараты. В этих случаях назначают особое лечение, либо особое введение препаратов – в спинномозговой канал. Бывают даже такие опухоли, у которых нельзя найти первичный очаг, — то есть, все, что мы видим в организме – это метастазы.

Но лечение все равно назначают, и оно, во многих случаях, успешно проводится.

Миф 5: химиотерапия – метод, поддерживаемый фарминдустрией

Источник: independent.co.uk

Якобы давно есть препараты эффективнее, безвреднее и дешевле, но о них не говорят, боятся обвалить фармрынок.

Этот миф существует и по поводу других заболеваний, особенно это касается ВИЧ.

«Альтернативные препараты», которые принимают онкологические пациенты, в лучшем случае оказываются безобидными травками, от которых нет заметного действия. Увы, бывает хуже. Например, иногда пациенты начинают пить чудодейственные лекарства на основе смеси разных масел, а ведь масло – это очень тяжелый продукт для печени.

В итоге пациент буквально вызывает у себя воспаление печени, и мы не можем начать цикл химиотерапии, потому что «химия» на печень тоже воздействует. И хорошо, если пациент хотя бы рассказывает нам, что он принимал, и мы можем понять, что так ухудшило ситуацию. Но лечение в итоге откладывается, эффективность его понижается.

Кроме того, ряд новых лекарств для лечения, например, рака молочной железы, сейчас основан на растительных компонентах. Например, препарат трабектединсодержит специальным образом обработанную вытяжку из морских тюльпанов.

Так что иногда препараты, которые пациенты принимают в ходе официального лечения, сами по себе – «природные».

Что до «гигантских денег фарминдустрии», часть препаратов химиотерапии, например, метотрексат, — это очень старые, давно разработанные лекарства, они стоят буквально копейки. Никаким «обвалом» или «подъемом отрасли» уменьшение или увеличение их производства не грозит.

В любом случае препараты для лечения онкологических заболеваний пациенты в России получают бесплатно.

Новые лекарства при раке

В последнее время в дополнение к цитостатикам – препаратам химиотерапии, которые действовали на весь организм целиком, появились новые препараты. Это – новое поколение препаратов химиотерапии – таргетные препараты и лекарства, основанные на принципиально ином принципе действия – иммунопрепараты.

Таргетный препарат – это лекарство, воздействующее не на весь организм, а адресно на клетки опухоли. При этом важно – молекулы конкретного таргетного препарата могут присоединиться к рецепторам клетки только определенного вида опухоли. Конкретный подтип опухоли определяется генетическим анализом во время молекулярно-генетического исследования.

Иммунопрепараты воздействуют на иммунную систему организма и иммунные механизмы опухоли в её ядре. В результате в организме активизируется собственный иммунитет, который начинает бороться с раковыми клетками.

Однако чтобы получить иммунопрепарат и таргетный препарат, у пациента должна быть опухоль с определенными характеристиками, эти препараты действуют не на все опухоли, а на их определенные мутации. Патолог и молекулярный генетик должен подробно прописать паспорт опухоли, и записать в назначении, что пациенту необходим именно этот препарат.

Сравнительно новый метод — гормонотерапия, но здесь круг показаний еще уже – опухоль должна быть гормоночувствительная. Считается, что на гормонотерапию лучше всего реагируют опухоли молочной железы и предстательной железы, хотя и здесь гормоны можно использовать только при определенных показаниях.

Кстати, с гормонотерапией связан еще один миф: чаще всего она используется в форме таблеток, и пациенты считают, что таблетки – это «не лечение» при такой болезни, как рак.

Можно ли обойтись без химиотерапии

Катерина Коробейникова. Ольга Молостова

В случае, если опухоль чувствительна и реагирует на иммунотерапию или гормонотерапию, лечить онкобольного без химиотерапии можно.

Без химиотерапии, одними гормонами иногда лечат, например, рак молочной железы. Хотя понятно, что гормоны тоже небезобидны, от них бывают свои осложнения.

Вместе с тем надо понимать: мы изобретаем новые препараты, но и раковые клетки мутируют и к ним приспосабливаются. Даже у пациента, которому раньше лечение без «химии» помогало, опухоль может спрогрессировать и стать нечувствительной к лекарствам, которые сдерживали ее рост. В этом случае химиотерапия применяется как экстренное лечение.

Читайте также:  Качество продуктов влияет на здоровье

Например, пациентка с раком молочной железы долгое время принимает гормоны, и опухоль не растет. Внезапно она чувствует слабость, появляются метастазы в печени. В этом случае мы проводим несколько циклов химиотерапии, возвращаем организм в состояние, когда опухоль вновь начинает реагировать на гормоны, и тогда пациентка возвращается к прежней схеме лечения.

Совсем без химиотерапии на нынешнем уровне развития онкологии мы не обойдемся. Но при этом развивается «сопроводительное лечение» — вместе с химиотерапией пациент получает целый набор лекарств, ослабляющих тошноту, ускоряющих восстановление клеток крови и нормализующих стул. Так что неприятные побочные эффекты химиотерапии удается значительно ослабить.

Сомнительный источник Об исследовании «профессора Гарвардского университета Джона Кэрнса», которое озвучивает миф 1: химия малоэффективна, я слышу впервые. Единственный практикующий врач по имени Джон Кернс, которого удалось найти в интернете, — это невролог-радиолог, который занимается проблемами головного мозга, а про химиотерапию вообще ничего не писал.Возможно, речь идет о британском враче Джоне Кернсе  (John Cairns), с 1991 года на покое – он 1923 года рождения. Кернс — автор книг «Рак: Наука и Общество» (1978) и «Вопросы жизни и смерти: взгляды на здравоохранение, молекулярную биологию, рак и перспективы человеческого рода» (1997). Годы работы Джона Кернса говорят о том, что он ссылался на статистику выживаемости 1970-1980-х годов, и публиковаться в научных журналах в начале 2000-х не мог.Если речь идет об этом Джоне Кернсе, то мы можем говорить лишь об устаревших исследованиях в онкологии: с 1970-х годов эффективность лекарств сильно изменилась.«Журнал клинической онкологии» в число современных авторитетных изданий не входит.

«Scientific American» — это американский научно-популярный журнал. Доверия к нему как к изданию, публикующему результаты научных исследований, никакого.Похожее скептическое исследование про химиотерапию выложил недавно портал geektimes.ru.

 Там сказано: «за период с 2009 по 2015 год было одобрено 48 различных противоопухолевых препаратов. Из них эффективны 10%, а 57% не дали вообще никакого эффекта».

Здесь исследователи оценивали только два параметра – 5-летнюю выживаемость и качество жизни и смешали очень разные заболевания – рак желудка, рак легкого, и рак крови.

Показатели по этим локализациям опухолей разные, механизм действия препаратов – тоже, и признаком эффективности лекарства будут разные показатели выживаемости. А у исследователей получилась просто «средняя температура по больнице».

Оригинал статьи опубликован  на сайте Miloserdie.ru

Магнитотерапия: развенчиваем мифы | Университетская клиника

Магнитотерапия представляет собой физиотерапевтическую процедуру широкого спектра действия, которая основана на влиянии на организм человека магнитных полей различных физических параметров. При этом данный способ может применяться как локально, только в зоне патологического процесса, так и в качестве общеорганизменного воздействия.

Являясь относительно новой методикой для отечественной медицины, магнитотерапия породила множество слухов, мифов и догадок, которые порой не соответствуют реальности. Итак, отделим правду от домыслов.

Миф №1. Магнитотерапия не признана официальной медициной

На самом деле методы магнитного воздействия во многих странах только проходят процедуру признания медицинскими специалистами, в то время как в России магнитотерапия получила официальное подтверждение уже достаточно давно и активно применяется даже в государственных лечебных учреждениях. Кроме того, эффективность данной медицинской практики доказана и используется в таких развитых странах, как Япония, США и Китай.

Миф №2. Параметры магнитного поля не влияют на физиологический отклик организма

Такое убеждение – скорее порождение рекламы домашних приборов для магнитотерапии, которые обычно описываются как универсальные. На самом деле, несмотря на безопасность данной манипуляции, выбирать постоянное или переменное магнитное поле, а также непрерывный или импульсный режим его применения должен специалист в области физиотерапии на основании диагноза пациента.

Мифы и заблуждения о лечении позвоночникаМагнитотерапия

Миф №3. Магнитное поле способно намагнитить ткани организма

В реальности воздействие магнитного поля любых физических характеристик не способно привести к намагничиванию тканевой основы организма, в то время как оказывает выраженный эффект на клеточном и субклеточном уровнях. Особенно это проявляется в придании магнитных свойств молекулам организменной воды и форменным элементам крови.

В результате удается добиться выраженного изменения реологических свойств биологических жидкостей. Кроме того, особенную чувствительность к магнитотерапии демонстрируют белки, нуклеиновые кислоты, естественные катализаторы биологических процессов – ферменты.

Миф №4. Магнитотерапия не имеет противопоказаний

На самом деле методика действительно демонстрирует очевидную безопасность для человека, что выражается в полном отсутствии побочных эффектов и осложнений такого лечения.

Кроме того, это единственная известная на сегодня физиотерапевтическая практика, которая может применяться даже в период острого инфекционно-воспалительного процесса, обострения хронических организменных патологий и при повышении температуры тела у пациента в качестве прекрасного анальгезирующего способа. 

И тем не менее медики рекомендуют отказаться от применения магнитных воздействий при наличии следующих состояний:

  • любые заболевания  дыхательной системы;
  • дерматологические проблемы;
  • выраженные повреждения мягких тканей в зоне воздействия;
  • нарушения сердечного ритма;
  • артрозы и полиостеоартрозы;
  • вегетососудистая дистония;
  • трофические и язвенные поражения тканей.

Магнитотерапия, проведенная под контролем специалиста, способна оптимизировать артериальное давление за счёт сосудорасширяющего эффекта, а также вследствие изменения свойств крови. Кроме того, доказаны лимфодренирующая и катаболическая активность данного способа терапии. 

Физиотерапевты в современных медицинских центрах обладают многолетним опытом работы с методами магнитных воздействий и предлагают проведение процедуры, используя современный генератор магнитных полей. 

Мифы и заблуждения относительно лечения сколиоза

Практически всем детям школьного возраста выставляют диагноз сколиоз, что является абсолютной выдумкой, ибо в большинстве таких случаев ошибочно путают простое нарушение осанки со сколиозом.

Сутулость, круглая спина и даже расположение одного плеча выше другого — не являются признаками сколиоза. Недостатки осанки уменьшаются в период каникул и нарастают к концу учебного года. Их, в отличие от сколиоза, легко исправляет физкультура, танцы, упражнения на турнике, шведской стенке, плавание в бассейне, то есть активный образ жизни.

При сколиозе основным отличием является то, что искривление позвоночника происходит одновременно в трех плоскостях со скручиванием его, манифестирующимся формированием горба на одной половине спины.

Только рентгенологический диагноз дает право поставить диагноз сколиоза на ранней стадии его формирования.

Поэтому, поголовное голословное приписывание школьникам наличия у них сколиоза есть не что иное, как бред.

Больным сколиозом в Украине на всех этапах искривления позвоночника применяют корсеты. Странно видеть детей с искривлениями 60 -100 и даже больше градусов, которых месяцами и годами мучают в корсетах. Применение корсетов в цивилизованном мире возможно только при величине искривления 20-40 градусов.

Такое лечение не предусматривает устранение искривления позвоночника, а целью такого лечения является приостановление темпов прогрессирования сколиоза. Ошибочно применять корсеты и у детей с аномалиями позвоночника, которые приводят к его искривлению (клиновидные позвонки, полу-позвонки, блоки позвонков и т.

д.).

Больных сколиозом удерживают в специализированных школах и интернатах. Никакого отношения к лечению сколиоза такое пребывание в специализированных учреждениях не имеет.

В развитых странах мира такие учреждения ликвидированы.

Дети, больные сколиозом, должны наблюдаться специалистом, который выберет надлежащее лечение и не пропустит оптимальных сроков для выполнения оперативного вмешательства.

При искривлении позвоночника в 40-45 градусов больным показана операция. Ошибочным является попытка лечить таких детей консервативными методами, это пролонгирует срок операции и уменьшает ее эффективность.

Ошибкой является и отсрочка операции у детей с прогрессирующим сколиозом до достижения 15-17 лет, т.е. до окончания физиологического роста. При прогрессировании сколиоза более 10 градусов в год и при превышении искривления в 40-45 градусов больного необходимо оперировать. Существует ряд операций, которые можно выполнять больным до полового созревания.

Родители стараются максимально откладывать назначенную операцию, месяцами и годами собирают средства, но эффективность операции наиболее высокая при сколиозе в 40-60 градусов.

Ошибочно мнение, что операция может полностью выровнять позвоночник. Современная хирургия в лучшем случае устраняет 50-70% деформации позвоночника.

Поэтому следует иметь в виду остаточную деформацию после операции, которая мешает достичь идеального косметического результата.

При сколиозе более 120 градусов возможности хирургии сводятся к минимуму. Удовлетворительной коррекции позвоночника достичь почти невозможно.

Дегенеративный сколиоз у женщин — объект внимания хирургов-вертебрологов. Поясничный сколиоз является причиной невыносимой пожизненной боли. Консервативные методы неэффективны. Больные не знают, что, несмотря на возраст, сколиоз можно оперировать в 50 — 60 лет. Альтернативы оперативному лечению нет. Операция — единственное спасение для таких женщин.

Последний миф, что горбатого могила исправит. Сейчас это опровергнуто мировыми медицинскими достижениями. Первым врачом, который применил современные методы лечения сколиоза в Украине (метод Котреля-Дюбуссе и метод Ленке) является нейрохирург Курилец И.П. — директор клиники «Международный центр нейрохирургии».

Сейчас, благодаря Международному центру нейрохирургии, Украина не уступает технической оснащенности других стран при выполнении таких операций.

Опыт же украинских специалистов из-за большого количество сложных и запущенных случаев значительно превышает опыт зарубежных врачей из благополучных, в плане своевременности лечения сколиоза, стран ЕС.

Автор статьи — Курилец И.П.

Вернуться в раздел

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector