Заморозить больного на время операции – миф или реальность?

16 октября — Всемирный день анестезиолога. Об этих врачах и самой процедуре анестезии ходит множество мифов. Некоторые из них еще недавно были правдой.

Но мир меняется, наука движется вперед, а анестезия становится все более и более безопасной и безобидной процедурой.

MedAboutMe поздравляет всех анестезиологов с профессиональным праздником и разбирается в некоторых самых стойких мифах.

Миф об анестезиологах

В понимании большинства людей анестезиологи — это что-то вроде лаборантов, которые дают наркоз перед операцией, после чего могут идти и заниматься своими делами. На самом деле, анестезиолог — это самый настоящий врач, который умеет вводить пациента в состояние искусственного сна.

Он обеспечивает безопасность пациента на протяжении всей операции и успешный выход из наркоза после ее окончания.

И если местную анестезию (то есть, укол или обработка специальной жидкостью) может провести любой врач, то общий наркоз или эпидуральную (спинальную) анестезию должен проводить только анестезиолог.

Миф о проснувшихся во время операции пациентах

Заморозить больного на время операции – миф или реальность?

Проснуться самостоятельно во время операции практически невозможно. Анестезиолог подбирает препараты и их дозировку для каждого пациента, учитывая все особенности его организма и состояние здоровья. Существуют, конечно, исключения, связанные с индивидуальной необычной реакцией на препараты, но они встречаются не чаще, чем в 0,008-0,2% случаев. И даже при неадекватной реакции организма больного у анестезиолога, находящегося рядом с пациентом, всегда есть масса возможностей скорректировать назначения и не дать пациенту проснуться. При необходимости анестезиолог может вывести больного из состояния сна прямо во время операции. Но обычно этого делать не требуется.

Миф о наркозе и здоровье детей

Считается, что младенцам общий наркоз следует давать в самых исключительных случаях, так как высок риск его негативного действия на мозг ребенка. Врачи опасаются, что наркоз влияет на связи между нейронами и может приводить к гибели последних. Как следствие, в будущем возможны нарушения развития малыша.

Однако ученые из США на протяжении 6 лет наблюдали за тем, как растут и развиваются 500 детей из разных стран мира.

Всем им в возрасте до 60 недель (15 месяцев) была сделана операция, но одним из них под общим наркозом, а другим — с местной анестезией.

Результаты наблюдений и тестов свидетельствуют о том, что наркоз, который длился не более часа, никак не отражается в будущем на развитии ребенка.

Сходные результаты были получены в другом исследовании, где наблюдались дети после операции с применением общего наркоза в возрасте от 1 до 3 лет.

Ученые дождались, пока им исполнится от 8 до 15 лет, и оценили их речь, поведение, способность к концентрации внимания, исполнительные функции и т. п. Разницы со сверстниками, которые не проходили через общий наркоз, обнаружено не было.

Равно как и не было выявлено разницы между братьями и сестрами, один из которых лечился с применением общей анестезии, а другой нет.

Миф об уколах при лечении зубов

Заморозить больного на время операции – миф или реальность?

Пока кресло стоматолога и лечение кариеса у подавляющего большинства людей ассоциируются с болезненной инъекцией обезболивающего препарата в десну. Но скоро местная анестезия у стоматолога будет проводиться совсем по-другому. Особенно новая методика введения анестетика должна порадовать дентофобов — людей, которые панически боятся этой процедуры.

Ученые предложили использовать вместо игл процедуру ионофореза.

При этом на десну наносится гель, содержащий препарат, а способность ионов вещества диффундировать (проникать) внутрь тканей многократно усиливается за счет электрического тока.

Специалисты пока опробовали новую методику на свиньях, чьи органы по восприятию различных лекарств и методов весьма близки к человеческим. Сейчас ученые на пороге начала исследований обезболивания при помощи ионофореза на людях.

Миф о болезненной эпидуральной анестезии

Об этом способе обезболивания, более всего известном, как методе обезболивания рожениц путем введения анестетиков в спинномозговой канал, ходит множество слухов и легенд.

Считается, что эпидуральная анестезия — исключительно болезненное мероприятие, которое к тому же приводит к различным осложнениям уже после родов.

В реальности сам процесс введения иглы женщина не чувствует, потому что перед этим область поясницы, где будет сделан прокол, замораживают специальной жидкостью.

А частота возникновения различного рода болей впоследствии лишь незначительно превышает аналогичные показатели после родов без эпидуральной анестезии. На сегодняшний день частота осложнений после кесарева с эпидуральной анестезией сократилась до 7 случаев на 1000 пациентов.

И нет предела совершенству: в США разработаны иглы для спинальной анестезии со специальным встроенным датчиком, который гарантирует точное и быстрое введение игры именно туда, куда нужно. Датчик определяет, через какие слои тканей проходит игла, и позволяет достаточно точно идентифицировать их.

Кстати, австралийцы объявили о создании замены эпидуральной анестезии в виде назального спрея на основе анальгетика фентанила. По оценкам рожениц, уже ощутивших на себе эффект спрея, 80% из них согласились бы воспользоваться им еще раз.

Миф о влиянии эпидуральной анестезии на роды

Заморозить больного на время операции – миф или реальность?

Эпидуральную (спинальную) анестезию часто связывают с родами при помощи кесарева сечения, а также с затягиванием родового процесса. И в том, и в другом случае следует учитывать, что эпидуральная анестезия не так уж часто используется при легких неосложненных родах. Чаще всего есть причины для ее проведения. И нередко эти причины связаны с медленным раскрытием шейки матки, крупным младенцем, а также со сложными тяжелыми родами.

Миф о татуировках и эпидуральной анестезии

Вопреки слухам, татуировки на пояснице давно не являются противопоказанием для проведения эпидуральной анестезии. Частицы краски при этом не имеют никаких шансов попасть в спинномозговой канал.

Миф о влиянии общего наркоза на головной мозг

Заморозить больного на время операции – миф или реальность?

Споры о том, как влияет общая анестезия на когнитивные способности человека (память, мышление, способность к концентрации внимания и т. п.), ведутся с незапамятных времен. Но за время своего существования анестезиология давно ушла от препаратов, дающих серьезные побочные эффекты. На сегодняшний день считается, что общий наркоз не оказывает негативного воздействия на мозг среднестатистического взрослого человека в расцвете сил. Но чем пациент старше, тем выше риск развития умеренных нарушений когнитивных функций. И если, по данным американских врачей, люди старше 40 лет (но не пожилые) еще не входят в группу риска, то после 60 лет, особенно если пациент страдает от заболеваний сосудов, риски развития сбоев в памяти и мышлении возрастают. Правда, врачи указывают, что речь в большинстве случаев идет о временных нарушениях, которые проходят в течение нескольких дней или недель после операции.

Источник: https://MedAboutMe.ru/zdorove/publikacii/stati/sovety_vracha/8_populyarnykh_mifov_ob_anestezii/

Правда и дезинформация о замораживании яйцеклеток: 7 популярных заблуждений

Споры о необходимости использовать донорский материал среди ученых, специализирующихся на вспомогательных репродуктивных технологиях, продолжаются постоянно.

Поскольку мнения высказываются зачастую противоположные, у обычных людей складывается противоречивое представление о специфике искусственного оплодотворения спермой или яйцеклетками донора.

Особенно ожесточенные споры вызывает тема использования в протоколах ЭКО своих яйцеклеток или биоматериала после криоконсервации. Неопределенность порождает мифы, развенчать или подтвердить которые мы предлагаем прямо сейчас.

Заморозить больного на время операции – миф или реальность?

Миф первый: теория замораживания яйцеклеток не имеет научного обоснования

Ошибка в том, что любые сведения о криоконсервации репродуктивного биоматериала является конфиденциальной.

Сведения о людях, которые сдают мужские и женские половые клетки, не подлежат огласке, отсюда и малое количество данных для общего пользования.

На самом деле, изучение, как процесса замораживания, так и сохранения качеств биоматериала проводится постоянно с момента первого использования «законсервированной» яйцеклетки в программе искусственного оплодотворения.

В 2013 году процедура криоконсервации была официально признана безопасной, а ЭКО с «размороженными» яйцеклетками — достаточно эффективным. Такие положения были опубликованы Американской ассоциацией репродуктивной медицины.

Миф второй: сдавать яйцеклетки заранее вредно для женского здоровья

Если сдавать клетки для «заработка» 15-20 раз, это действительно опасно. Постепенно истощается природный резерв биоматериала, возможны гормональные нарушения.

Существует стереотип, что использование замороженных клеток приводит к появлению раковых опухолей.

Статистика клинических исследований свидетельствует, что новообразования наблюдались у 0,001% пациенток, причем у всех из них были диагностированы опухоли на ранних стадиях до забора материала на криоконсервацию.

С другой стороны, процедура криоконсервации — единственная возможность для женщин с диагнозом «онкология» получить здоровое потомство после лечения. Замораживаются здоровые клетки, на них не оказывает негативного влияния лучевая и химиотерапия.

Также криоконсервация — выход для женщин, которые не могут или не хотят рожать в возрасте 20-35 лет. С течением времени вероятность забеременеть естественным путем и избежать патологий плода уменьшается (по статистике после 40 лет забеременеть удается 11-15% женщин). Криоконсервированные клетки сохраняет все характеристики молодого организма, поэтому лучше подходят для протокола ЭКО.

Миф третий: из замороженных клеток рождаются генетически больные дети

Этот стереотип — заслуга «желтых» СМИ, которые делают сенсацию из воздуха. Очень жаль, что такие ресурсы невозможно привлечь к публичной ответственности, поскольку они вводят людей в заблуждение и не дают бесплодным парам познать счастье рождения ребенка.

Правда такова: генетических отклонений у яйцеклеток после криоконсервации не наблюдается. Если женщина, сдающая биоматериал, была невысокой кареглазой брюнеткой без наследственных заболеваний, после размораживания клетка не будет содержать хромосом, отвечающих за голубые глаза и светлые волосы. Не появятся и врожденные патологии.

Обширные исследования ВОЗ подтвердили: риски врожденных дефектов, аномалий развития плода, серьезных осложнений при беременности и патологичных родов при использовании замороженной яйцеклетки практически не отличаются от рисков при зачатии «свежим» биоматериалом. Незначительно снижается эффективность ЭКО, но не ухудшается состояние здоровья пациентки или ребенка, если протокол был успешным.

Доказательство того, что после криоконсервации рождаются здоровые детишки — сыновья и дочери представителей шоу-бизнеса. Звездные мамы сдают и замораживают яйцеклетки, делают карьеру, рожая малышей после 40-50-ти лет. Разве их малыши чем-то отличаются от обычных?

Заморозить больного на время операции – миф или реальность?

Миф четвертый: забор клеток для замораживания болезненный и долгий

Подготовка к пункции яичников занимает 8-11 дней, в зависимости от продолжительности менструального цикла. На протяжении этого времени донору вводятся препараты, стимулирующие рост фолликулов.

Это инъекции гормонов — болезненной будет процедура или нет, зависит от чувствительности женщины, ее болевого порога.

В любом случае уколы делаются подкожно инсулиновым шприцем с тонкой иглой, так что особой боли или дискомфорта не возникает.

Сама пункция — малоинвазивная манипуляция, которая проводится под общей анестезией, поэтому каких-либо ощущений во время забора яйцеклеток у пациентки нет.

Для обезболивания используется безвредный для организма наркоз, побочных эффектов от которого в 99,8% случаев не наблюдается. Пункция проводится под контролем аппарата УЗИ, риск повреждения органов нулевой.

Операция длится 10-15 минут, вряд ли такой срок можно назвать длительным.

Читайте также:  Язвенная болезнь желудка – признаки, симптомы, когда к врачу

Миф пятый: если сдавать яйцеклетки в криобанк, я не смогу родить самостоятельно

От природы у здоровых представительниц прекрасного пола почти полмиллиона яйцеклеток. Поделившись донорским материалом 2-5 раз невозможно полностью истощить резерв ооцитов.

Медицинский факт! В каждом овуляторном цикле может оплодотвориться 1-2 яйцеклетки, еще около 100 гибнут (являются незрелыми). Репродуктологи просто стимулируют рост яйцеклеток, которые могут погибнуть. Вероятность естественного зачатия после сдачи биоматериала не уменьшается.

Биологический материал — не продукты питания. Понятие «свежее» и «размороженное» в отношении яйцеклеток для процедуры ЭКО равнозначны. Ситуация такова: женские клетки, замороженные в 25-30-летнем возрасте, а потом используемые для оплодотворения и переноса, приживаются лучше, чем биоматериал 35-40-летней пациентки, взятый непосредственно перед процедурой ВРТ.

Заморозить больного на время операции – миф или реальность?

Факт! Чем «моложе» клетка, тем здоровее и «живучее» эмбрион. Находящиеся в криоконсервации яйцеклетки не «стареют», сохраняют полный хромосомный набор, свойственный возрасту пациента. Соответственно, у нее не «запрограммированы» проблемы со здоровьем, возникающие после 30-ти.

Да, позволить себе процедуру заморозки и хранения в криобанке среднестатистический гражданин РФ не может. Стоимость криоконсервации стартует от 50 тысяч за забор материала и от тысячи — за годичное хранение. Цена возрастает, если на хранение сдается несколько яйцеклеток, ведь каждой из них необходимо создавать оптимальные условия для сохранения и контролировать состояние.

Теоретически, Россия поддерживает программу европейских стран, в которой криоконсервация яйцеклеток является одним из способов помочь онкобольным женщинам после лечения получить здоровое потомство.

Есть постановления о финансировании таких пациенток по медицинским показателям.

Однако на практике такими процедурами занимаются только добровольческие страховые организации, так что о субсидированном (а тем более бесплатном) замораживании и хранении яйцеклеток на регулярной основе речи не идет.

Источник: https://reprohelp.ru/agency/articles/212/

6 мифов о наркозе. Записки анестезиолога — cardio.today — Информационный проект о сердце и сосудах

Вскоре после наступления 1 января уместно развить «наркозную» тему. Кое у кого в новогодние праздники сознание практически выключается и без вмешательства врача, поэтому записки анестезиолога Натальи Ребко, автора cardio.today, придутся кстати.

…Слово «наркоз» всегда вызывает у людей, далеких от медицины, то ли сомнения, то ли подозрения. Чаще всего представления об анестезиологах и анестезии далеки от реальности. Закрывая глаза, люди боятся либо проснуться в разгар хирургических манипуляций, либо не проснуться вовсе. Еще страшатся нарушений памяти, развития наркотической зависимости от препаратов.

Что еще хуже, нелепые предположения больных подкрепляются искаженной или совсем неверной информацией из интернета, и они еще крепче укореняются в сознании после прочтения животрепещущих «историй из жизни». Так рождаются мифы.

Миф 1 об анестезиологе

В представлении большинства анестезиолог — это некий медик-лаборант, чья задача – усыпить, затем пробудить пациента.

На деле задача врача-анестезиолога – 1) правильно рассчитать дозы препаратов, 2) проконтролировать общее состояние пациента не только во время операции, но и в ближайший послеоперационный период.

Заморозить больного на время операции – миф или реальность?Анестезиолог за работой. Фото с сайта cloudfront.net

Найти баланс между первым и вторым – своего рода искусство. Поэтому от грамотного анестезиолога требуется понимание сути и наркоза, и самой проводимой операции. Своими действиями он обеспечивает как безопасность пациента, так и комфортное операционное поле хирургу.

В самом деле единственное, что должен помнить пациент при общей анестезии, – моменты засыпания (и то не всегда) и пробуждения. То, что происходило во время операции и в ближайший послеоперационный период, в идеале пациент не помнит. Такая потеря памяти (ретроградная амнезия) – один из критериев гладкого наркоза.

Миф 2 об «общем наркозе»

Сочетание «общий наркоз» само по себе неверно. Слово narcao имеет греческое происхождение и означает «одурманивание, засыпание». Понятно, что засыпание не может быть общим или местным. Поэтому общей или местной бывает только анестезия (выключение чувствительности). Наркоз – это и есть общая анестезия.

Миф 3. Какая анестезия лучше, а какая хуже

Противопоставлять общую анестезию местной – неграмотный подход. Для каждой операции существуют свои приоритеты выбора обезболивания.

С точки зрения угрозы для жизни пациента, общая анестезия, безусловно, более опасна

В США проводилось исследование, связанное с изучением смертности в стационаре в результате осложнений анестезии. Общее количество смертей, связанных с анестезией, за 6-летний период (1999-2005) – 8 случаев на 1 млн выписанных пациентов. Примерно половина из этих смертей – из-за передозировки препаратов. Это еще более ясная иллюстрация роли анестезиолога.

Что еще важно подчеркнуть после упоминания результатов последних исследований?

Современные тенденции в анестезиологии в последнее время движутся в сторону предпочтения местной анестезии.

Заморозить больного на время операции – миф или реальность?Эпидуральная анестезия. Фото с сайта wexxo.ru
См. также: Коронарография глазами анестезиолога

Например, при операциях на нижней половине живота, ногах, половых органах, в том числе во время родов, правильнее использовать регионарную анестезию: спинальную (блокада спинного мозга) или эпидуральную (блокада конечных участков нервов). Анестетик вводится в область корешков спинномозговых нервов, и на время происходит выключение чувствительности и двигательной активности нижней половины тела. Пациент в сознании, а это имеет свои и плюсы, и минусы. Минус обычно в том, что человек присутствует на собственной операции, а не каждый способен выдержать звуки инструментов, спокойно перенести вид своей же крови. Предвидя такое развитие событий, анестезиолог прибегает к комбинации веществ: в вену вводится вещество с седативным (успокаивающим) действием.

Опасность потерять человека при регионарной (местной) анестезии существует только из-за развития анафилактического шока при индивидуальной непереносимости препарата. Однако надо понимать, что на этот случай в любой операционной есть укладка со всем необходимым для экстренной помощи.

Миф 4 о развитии зависимости от наркотических препаратов

Один из основных эффектов наркоза – анальгезия (обезболивание). Подумайте, сможет ли анестезиолог обезболить без наркотиков при высокотравматичных вмешательствах, например, при разрезе брюшной полости или грудной клетки? Очевидно, что нет. Есть ли опасность? Тоже нет. Благодаря правильному подбору нужной концентрации, кратности введения, дозы лекарства зависимость развиться не может.

Вдобавок для возникновения зависимости нужны приятные ассоциации. Однако у большинства пациентов на операционном столе эмоции, что и говорить, не самые позитивные, особенно во время пробуждения

Миф 5 о проблемах с памятью и мышлением

Бытует мнение, что умственная работоспособность после общей анестезии ухудшается.

Существует даже такое понятие, как послеоперационная когнитивная дисфункция, то есть, снижение умственных возможностей организма на 20 % по сравнению с тем, что было до операции.

Однако обусловлено это, скорее всего, операционным стрессом, а не наркозом. И развивается чаще у пожилых пациентов, так как сосудистое обеспечение головного мозга у них хуже.

У таких больных когнитивную дисфункцию, то есть нарушение умственной деятельности, можно предотвратить.

Во время операции анестезиологи используют менее токсичные препараты в меньших дозах. А в послеоперационном периоде рекомендован прием препаратов, улучшающих кровоснабжение в головном мозге, активизирующих обменные процессы в нервных клетках.

Миф 6 о пробуждении во время операции

В нашумевшем фильме «Наркоз» главный герой во время операции чувствовал боль, но открыть глаза и проснуться все-таки не смог. Причем в реальности такая ситуация возможна, но только если анестезиолог неправильно рассчитает дозы препаратов для общей анестезии.

Картинка, конечно, нарисована ужасная, но есть одно крайне важное «но»: в современной медицине врачи вовремя заподозрят неладное!

Заморозить больного на время операции – миф или реальность?Кадр из фильма «Наркоз». Фото с сайта static.cinemagia.ro

Сначала давайте разберемся. Теоретически, если неправильно подобрать дозу вводимых лекарств, пациент на столе может почувствовать боль и из-за мышечного паралича не сможет подать сигнал. Почему? Потому что основные компоненты наркоза – это не только выключение сознания, обезболивание, но и миорелаксация (расслабление мышц).

Однако современный мониторинг (то есть наблюдение за частотой пульса, давлением, насыщением крови кислородом) позволяет вовремя заподозрить неладное и ввести «недостаток» лекарства.

Конечно, в исключительных случаях существует индивидуальная непереносимость препаратов, но встречается она не более чем в 0,2 % случаев.

Положа руку на сердце, можно сказать, что и сами анестезиологи иногда боятся наркоза. Особенно у исходно «тяжелых» пациентов, то есть со множеством сопутствующих заболеваний, возрастных. Ведь механизм анестезии до сих пор до конца не исследован. Существует множество теорий, одна из последних объясняет наркоз как торможение нервной системы в результате действия анестетика.

Cardio.today желает своим читателям вовремя распознать тревожные сигналы тела: лучше своевременно заняться профилактикой, нежели довести дело до операции!

Но если уж такое случилось, что вы или кто-то из ваших близких попал на операционный стол, вы должны быть уверены: в благополучном исходе заинтересован не только пациент, но и вся операционная бригада. Поэтому главное – доверьтесь докторам.

Главное фото статьи с сайта kristinprentissott.com

Источник: https://cardio.today/self-control/legends/anaesthesia/

Пациентов в критических состояниях будут замораживать перед операцией

Заморозить больного на время операции – миф или реальность?

Новую революционную методику спасения жизни при смертельных ранениях с большой потерей крови собираются опробовать на людях в Пресвитерианском госпитале Питтсбургского университета (США).

Пациентов будут замораживать до примерно 10 градусов Цельсия, заменяя их кровь соляным раствором и переводя в состояние «подавленной жизнедеятельности».

При этом клеточная активность снижается почти до нуля, давая врачам драгоценное время на проведение операции, которая может спасти пациенту жизнь. Об этом сообщает New Scientist.

В данный момент завершается формирование группы хирургов, которые прооперируют по новой методике первых 10 пациентов, поступающих в госпиталь с сильным — смертельным — кровотечением.

Это будут люди, которые потеряют около 50% крови и которых не удастся реанимировать обычным образом.

Шансы на выживание таких пациентов, поступающих в Пресвитерианский госпиталь примерно раз в месяц, при обычной реанимации составляют меньше 7%.

«Мы не хотели бы называть методику подавлением жизнедеятельности, —говорит Сэмюэл Тишермэн, принимавший участие в разработке новаторской методики. — Речь идет скорее о «консервации» и спасении жизни».

«Если пациента привозят к нам через два часа после смерти, мы ничем не можем ему помочь.

Но если он еще только умирает от кровотечения и вы его заморозите, есть шанс вернуть человека к жизни после того, как вы «почините» его тело», — добавляет хирург Питер Ри, также участвовавший в работе над методологией.

Преимущества индуцированной гипотермии, или охлаждения, известны уже не один год. При нормальной температуре тела — около 37 градусов Цельсия — клетки требуют кислорода для того, чтобы производить энергию.

Когда сердце перестает биться, кровь прекращает доставку кислорода к тканям и их клеткам, и очень быстро химические процессы приводят к необратимым изменениям в них.

Мозг, к примеру, без кислорода может прожить всего около пяти минут.

А вот при снижении температуры кислорода требуется значительно меньше. Перед операциями на сердце или мозге хирурги специально обкладывают человека льдом — это позволяет на срок до 45 минут остановить сердце.

Но такой подход требует предварительной подготовки и планирования, что в случае со смертельными ранениями и при сильном кровотечении невозможно.

Поэтому метод, способный дать врачам лишнее время, действительно может спасти жизни.

Читайте также:  Современное лечение хлыстовой травмы шеи - последствия травмы

Впервые эта методика была успешно опробована на свиньях в 2002 году в госпитале Мичиганского университета (США). Сердце свиней после того, как соляной раствор обратно заменили на кровь, начинало биться самостоятельно, кроме нескольких случаев, когда пришлось применить реанимационные мероприятия. На когнитивных способностях свиней операция не сказалась.

Источник

Источник: https://infofrog.ru/pacientov-v-kriticheskix-sostoyaniyax-budut-zamorazhivat-pered-operaciej.html

Проснуться во время операции и наркоза. Миф или реальность?

Заморозить больного на время операции – миф или реальность?Пробуждение во время операции

Многие люди наверняка слышали истории или смотрели кино (к примеру, фильм «Наркоз») о том, что пациент не спал на операции, ощущал боль, слышал всё происходящее вокруг, однако никак не мог сообщить об этом врачам, так как тело ему не подчинялось, а сказать что-либо было просто невозможно. Давайте рассмотрим подробнее это явление, частоту его возникновения, факторы, которые предрасполагают к его развитию, а также способы предупреждения этого феномена.

Ситуация, при которой к пациенту во время проведения операции возвращается сознание, проще говоря, когда больной на операции не спит, называется пробуждение во время анестезии или интранаркозное пробуждение.

Не спать при операции это не миф, это вполне реальный сценарий развития анестезии, ситуация конечно же очень неприятная и вызывающая сильный эмоциональный стресс, однако ситуация, встречающаяся, к счастью, в современной анестезиологии очень и очень редко.

Явление, когда пациент не спит во время операции является одним из осложнений наркоза.

Вероятность проснуться в наркозе достаточно мала и по данным различных авторов составляет от 0,008% до 0,2%. То есть феномен интранаркозного пробуждения во время операции случается у 8-200 из 100 000 пациентов, которые подвергаются общей анестезии.

Введение в суть проблемы. Основные компоненты анестезии

Чтобы разобраться в вопросе «почему можно проснуться в наркозе?» необходимо понимание, какие лекарственные препараты используются для проведения общей анестезии и зачем. Для осуществления современной общей анестезии необходимо применение трех разновидностей препаратов для наркоза:

  1. Лекарства, вызывающие сон. В медицине эти препараты называются анестетиками, они бывают ингаляционными и неингаляционными. Анестетики вызывают засыпание и отсутствие воспоминаний о проведенной операции.
  2. Препараты, которые вызывают паралич мускулатуры, так называемые мышечные релаксанты. Мышечные релаксанты приводят к параличу всей скелетной мускулатуры, это необходимо для создания оптимальных условий при проведении оперативного вмешательства. Под воздействием мышечных релаксантов пациент не может говорить и совершать какие-либо движения. Здесь важно понять, что релаксанты не вызывают сон.
  3. Средства, устраняющие боль – наркотические анальгетики. Эти препараты предназначены для устранения во время операции боли. Важным нюансом является тот факт, что высокие дозы наркотических анальгетиков полностью убирают боль, однако никак не воздействуют на уровень сознания, следовательно, и не приводят к засыпанию.

Теперь, когда мы уже знаем какие и с какой целью препараты применяются для наркоза, то мы можем поговорить о самом механизме развития феномена, при котором пациент при операции не спит.

Механизм развития пробуждения во время операции

Пробуждение во время наркоза – это состояние, при котором пациент во время операции просыпается и (или) ощущает боль.

Полное отсутствие сознания, полное отсутствие ощущения боли, а также полное расслабление мышц (являющееся важным условием для проведения операции) возможно лишь при введении достаточных доз препаратов для наркоза.

Очень важно понять, что доза препаратов для наркоза должна быть именно достаточной — не малой и не большой.

Малая доза вызовет просыпание во время анестезии, большая же доза, наоборот, приведет к передозировке, выражающейся в угнетении работы сердечно-сосудистой системы, а также в длительном пробуждении после операции.

Что же такое достаточная доза, какова она? На этот вопрос можно ответить только в операционной, проводя конкретный вид анестезии конкретному пациенту. Можно сказать одно, что «доза наркоза» зачастую индивидуальна. Именно этот факт и является одной из главных причин почему возможно проснуться в наркозе.

Виды пробуждения во время анестезии

Различают несколько видов проявлений феномена пробуждения во время анестезии. Полное пробуждение во время анестезии, сопровождающееся возвращением сознания (просыпанием) и ощущением боли, является достаточно редким явлением. Чаще всего встречаются другие разновидности феномена, когда пациент во время операции не спит. Рассмотрим все возможные варианты пробуждения во время наркоза:

  • Пациент в наркозе проснулся (слышит, видит), может совершать движения, но боли не чувствует. Этот сценарий возможен, когда было введено достаточное количество обезболивающих препаратов, однако доза анестетика и релаксанта была неадекватна. Этот вид пробуждения во время анестезии легко распознается, поэтому и вовремя ликвидируется.
  • Пациент при операции проснулся, однако движения совершать не может, ощущение боли отсутствует. Этот вариант просыпания во время наркоза встречается в ситуации, когда доза релаксанта и обезболивающего была достаточной, а количество анестетика было снижено. Данный тип пробуждения во время анестезии не всегда удается выявить, однако он не причиняет значимой психологической травмы больному, так как пациент не ощущает боли, он просто может что-то слышать и что-то видеть.
  • Пациент в наркозе проснулся, чувствует боль и может двигать конечностями. Случай, когда доза всех препаратов для наркоза была неадекватной. Эта состояние (когда пациент во время операции не спит) также быстро распознается.
  • Пациент во время операции проснулся, ощущает боль, однако сообщить об этом никак не может (не может говорить, не может совершать движения). Данный вид пробуждения во время анестезии возникает в случае, когда достаточной была только доза релаксантов, препараты, вызывающие обезболивание и сон были введены в малом количестве. Это самый неприятный вид просыпания во время наркоза, наносящий порой серьезную психологическую травму пациенту, называемую посттравматическим стрессовым расстройством. Пациент слышит, что происходит в операционной, ему больно, но сказать об этом он не может.

Последствия состояния, когда пациент в наркозе не спал

Пациенты, которые не спали во время операции и наркоза, подвергаются значительному риску развития посттравматического стрессового расстройства, проявляющегося различными нарушениями в психической сфере.

Чаще всего эти нарушения проявляются бессонницей, кошмарными сновидениями и постоянным возвращением во сне к событиям операции. В некоторых случаях переживания могут настолько быть выраженными, что явиться причиной самоубийства.

Есть данные, что раннее обращение за психологической помощью может или предотвратить развитие, или уменьшить проявления посттравматического стрессового расстройства.

Проснуться в наркозе: факторы риска и причины

Применение мышечных релаксантов

Использование мышечных релаксантов чаще всего необходимо для интубации трахеи, а также для проведения операций на органах брюшной полости.

Релаксанты не вызывают засыпания, их применение делает невозможным пациенту совершать движения, моргать глазами и говорить.

Многие операции могут быть проведены без мышечных релаксантов, что делает возможным пациенту делать какие-либо движения в ответ на боль, возникающую при пробуждении во время операции.

Если от применения релаксантов нельзя отказаться, то это не означает, что анестезиолог лишается какой-либо возможности для диагностики состояния, когда пациент во время операции не спит. Так, существует ряд признаков, говорящих в пользу просыпания во время наркоза, к ним относят: потливость, слезотечение, расширение зрачков, увеличение артериального давления и пульса пациента.

Поверхностная анестезия

Существует ряд состояний, при которых анестезиологи проводят поверхностную анестезию, то есть анестезию, сопряженную с большим риском, что пациент может проснуться во время операции и наркоза.

Это бывает при проведении анестезии во время операции кесарево сечение, а также анестезии у пациентов с крайне малыми сердечными резервами. Поверхностная анестезия проводится с целью поддержания стабильности пациента, ценой большего риска возникновения пробуждения во время операции.

Поддержание стабильности пациента, обеспечение безопасности его жизни – является доминирующей целью любой анестезии.

Ошибки в проведении анестезии

Нарушение работы анестезиологической аппаратуры, а также ошибки в выборе препаратов для наркоза, их дозировании и введении могут быть также одной из причин возникновения пробуждения во время операции.

Внимательное и квалифицированное отношение анестезиолога к работе позволяет максимально нивелировать значение этого фактора.

Особенности организма пациента

Особенность физиологии пациента является немаловажным фактором развития пробуждения во время анестезии. Доказано, что женщины, в отличие от мужчин, нуждаются в введении больших доз препаратов для анестезии.

Это связано с особенностями гормонального фона и типа распределения жировой ткани в женском организме. Также большие потребности в анестетиках имеют молодые люди, пациенты с ожирением, курящие, а также пациенты, принимающие психоактивные препараты (алкоголь, наркотики, антидепрессанты).

Кроме того, замечено, что люди с рыжим цветом волос имеют большую потребность в препаратах для наркоза.

Не спал на операции. Можно ли было это предупредить?

Профилактика инцидентов пробуждения пациентов во время анестезии на самом деле очень проста и заключается в соблюдении простых правил: наличия хорошей профессиональной подготовки анестезиолога, применения современного мониторинга, избежания (при возможности) применения релаксантов, а также внимательного контроля за введением лекарств для наркоза (что, как, в какой дозе и последовательности вводить).

Таким образом, максимально снизить риск интранаркозного пробуждения возможно лишь тогда, когда, с одной стороны, Ваш анестезиолог является опытным, грамотным и профессиональным врачом, а, с другой стороны, когда в арсенале анестезиолога есть хорошая современная аппаратура и все необходимые для проведения анестезии лекарства.

Источник: https://onarkoze.ru/vazhnoje-o-narkoze/160-prosnutsja-v-narkoze

Наркоз: мифы, риски, возможности

Анестезиологи уже давно не говорят пациенту: «наркоза вы не перенесёте».

Среди современных методов анестезии оптимальный вариант можно подобрать для каждого пациента, максимально снизив риски осложнений.

О том, как это происходит, порталу Sibmeda рассказал Всеволод Лучанский, врач-анестезиолог-реаниматолог, зав. отделением анестезиологии и реанимации ФГБУ «Федеральный центр нейрохирургии».

К общей анестезии многие относятся предвзято: одни слишком боятся общего наркоза и уверены в его смертельной опасности для организма, другие, наоборот, готовы «засыпать» даже во время не самых сложных медицинских манипуляций.

Действительность такова, что большинство людей хотя бы раз в жизни проходят через общую анестезию – а потому, пациентам важно знать, что она из себя на сегодняшний день представляет.

Глубокий сон больного во время операции очень важен, но основной задачей анестезиолога является поддержание нормальных показателей жизнедеятельности организма – дыхания, сердцебиения, артериального давления и многого другого. Многие опытные специалисты сравнивают работу анестезиолога с работой пилота гражданской авиации, которому пассажиры доверили свои жизни на время перелёта.

– Насколько оправданы опасения пациента не перенести наркоз?

– Вопрос: «перенесу ли я наркоз?» опоздал лет на 50 как минимум. Сегодня нет такого наркоза, который можно «не перенести». У нас есть методики для работы со всеми, даже с тяжёлыми пациентами со сложными сопутствующими патологиями. Основной вопрос, который приходится решать при обсуждении тяжёлых случаев – перенесёт ли пациент хирургическое вмешательство.

Читайте также:  Дерматоскопы – описание, обзор моделей, сравниваем цены на дерматоскопы

Сегодня сильно изменилась тактика ведения анестезии – появились современные обезболивающие средства, есть дополнительные методики местного обезболивания – эпидуральная, спинальная анестезии. Есть инъекционные средства, которые отключают сознание, не влияя на всё остальное.

Есть комплекс мер поддержки и протезирования тех функций, которые страдают больше всего при наличии сопутствующих патологий. Есть специальные методики, применяемые в особых случаях, как, например, анестезия ксеноном для больных с тяжелой сопутствующей кардиальной патологией.

О таком случае удаления опухоли мозга под ксеноновой анестезией у молодого пациента с сопутствующим тяжелым пороком сердца докладывал профессор А.Ю. Лубнин из института нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко – операция прошла удачно, пациент проснулся немедленно после её завершения.

Сегодня используется очень широкий спектр методик, поэтому мы давно уже не говорим родственникам пациента: «наркоза он не перенесёт».

– Есть мнение, что наркоз сокращает жизнь. Это так?

– Мнение о том, что наркоз сокращает жизнь – тоже миф. Его возникновение относится к самому началу анестезиологии, к тем временам, когда наркоз проводился препаратами типа эфира и хлороформа.

Средства, которые используются сейчас, не ведут к негативным последствиям.

Современный мониторинг состояния пациента позволяет быстро и точно управлять состоянием пациента, ориентируясь на изменения жизненно важных показателей в режиме реального времени.

– Сейчас в хирургии наблюдается тенденция к использованию «щадящих» методик, малоинвазивных вмешательств. А какие есть «тренды» в анестезии?

– Малоинвазивная хирургия – общемировая практика. Операции проводятся через небольшие разрезы, проколы, и анестезиологические пособия отвечают этим тенденциям. Для таких операций часто используется «лёгкий» поверхностный гипноз.

Однако, в нейрохирургии без инвазивных, многочасовых операций не обойтись.

Нейрохирурги не могут удалить опухоль мозга малоинвазивным методом, поэтому здесь мы вынуждены использовать глубокий сон, сильное обезболивание, агрессивные методы управления гемодинамикой, расслабление мускулатуры и ИВЛ. Разнообразие средств и методов позволяет в каждом отдельном случае выбрать оптимальный для пациента вариант.

Достижением может считаться то, что проведение подобных операций занимает сегодня не так много времени, как раньше. Аппараты, с которыми работает хирург, имеют точнейшую систему навигации, позволяющей до миллиметра определить размер и расположение опухоли. Это также влияет на «щадящие» характеристики анестезии.

– Полагаю, и выходить из наркоза благодаря современным препаратам тоже стало легче.

– Конечно, они делают переносимость процедуры более комфортной. Хотя, скажу честно, меня как анестезиолога не слишком волнует – легко проснётся человек или нелегко. Для меня важно, чтобы организм оставался стабилен во время операции, не было изменений гемодинамики, не было болевой импульсации, не было негативных последствий. Качество выхода из наркоза – не самая главная задача.

– Всегда ли легко удерживать организм в стабильном состоянии и какие сложные случаи встречаются в вашей практике?

– Сложных случаев, на самом деле, много. Они начинаются с такой проблемы как освоение трудных дыхательных путей, когда пациенту невозможно провести интубацию трахеи и искусственную вентиляцию лёгких. Непредвиденные сложности с обеспечением проходимости дыхательных путей могут возникнуть у любого пациента.

Проблема освоения трудных дыхательных путей одна из главнейших в анестезиологии: ей посвящено много исследований и научных разработок. В помощь анестезиологам создано высокотехнологичное оборудование, позволяющее контролировать все процессы. В центрах, которые им оснащены, риски трагических последствий минимизированы.

Вторая проблема, которая может стать причиной тяжёлых осложнений – это большая операционная кровопотеря. Когда хирурги не могут быстро остановить кровотечение, анестезиологи помогают восполнить потерю крови, контролировать факторы свёртываемости и т.д. Это сложные технологии, требующие современных методик диагностики и коррекции.

Третья проблема – тяжёлые длительные операции с большой травматизацией и неясным неврологическим прогнозом. Большая хирургия, которой требуется большая анестезиология.

– Полагаю, и возраст пациента может стать критическим фактором?

– Скорее, не возраст пациента, а сопутствующие заболевания могут вызвать сложности. У пациентов пожилого возраста  чаще встречается ишемическая болезнь сердца, гипертоническая болезнь, сахарный диабет, распространенный атеросклероз сосудов.  Это требует особых подходов в проведении анестезии и послеоперационной терапии.

Так, к примеру, при лечении заболеваний сердца и сосудов пациентам сейчас часто устанавливаются стенты. После этого от трёх месяцев до года необходимо принимать дезагреганты – препараты, которые снижают свёртываемость крови.

Но, естественно, это вызывает сложности при возникновении необходимости в нейрохирургической операции в этот период, поэтому анестезиологу и хирургу надо выбрать правильную тактику.

Когда говорят об индивидуальном подходе к каждому больному, именно это имеется в виду – принятие во внимание всех особенностей состояния пациента, возрастных, анатомических, характерологических, сопутствующих и фоновых заболеваний. В сложных случаях собирается консилиум с участием многих специалистов, чтобы решить, как вести пациента с учетом исходного статуса, операционного риска и возможных исходов.

– Всем известно о фатальной опасности анафилактического шока, который может быть спровоцирован наркозом. Можно ли прогнозировать его развитие?

– Как бы мы ни старались снизить количество используемых препаратов во время анестезии, оно остается достаточно большим. Предугадать анафилактический шок нельзя, потому, что он может развиться в ответ на первое введение любого препарата.

Быстрая реакция персонала и современное аппаратное и медикаментозное обеспечение играют решающую роль в этой ситуации.

В моей практике пару раз были остановки сердца в результате индивидуальной непереносимости препаратов, и в обоих случаях мы смогли справиться с грозным осложнением без ущерба для пациента.  

– Как современные технологии помогают анестезиологам и соответствуют ли они мировым стандартам в российских хирургических центрах?

– Наш центр полностью укомплектован всем необходимым. Думаю, что мы вполне соответствуем международному уровню оснащения, видел сам, что в зарубежных операционных стоят точно такие же мониторные системы, наркозные аппараты.

Однако лидером в разработке и внедрении решений в здравоохранении по-прежнему остаются развитые западные страны. Как только инновации выходят на рынок, мы с небольшой задержкой внедряем их у себя. Поэтому отставание, на самом деле, минимально.

Другое дело, что доступность современной высокотехнологичной помощи еще далека от идеала, потребности общества в таких высокотехнологичных больницах, как наша, очень велики.

– Существуют ли точные «протоколы» проведения наркоза или его тактику выстраивает в каждом конкретном случае анестезиолог?

– Существуют рекомендации ведущих клиник по методикам проведения анестезий у разных категорий пациентов с различной патологией. Их нюансы обсуждаются на конференциях, описываются в статьях и диссертациях, поэтому основные черты различных видов обезболивания хорошо известны.

Мы в своей работе ориентируемся на протоколы ведения анестезиологических пособий у нейрохирургических пациентов, разработанные в институте им. Бурденко. Однако, несмотря на это, наркоз – это всегда индивидуальная работа анестезиолога с конкретным пациентом, он рассчитывается не просто «по массе тела».

Результат зависит от опыта, грамотности  и навыков анестезиолога и его понимания того, что происходит с пациентом в каждый момент.

Очень важен в нашей специальности уровень оснащенности операционной, наличие качественных мониторов, наркозных аппаратов, расходных материалов и еще множества всего того, что делает анестезию безопасной для больного.

Анестезиологи отвечают за сон, обезболивание, мышечную релаксацию, протезирование функций дыхания у пациента.

На протяжении всего оперативного вмешательства они мониторируют состояние больного – оценивают функцию дыхания, глубину наркоза, глубину обезболивания, уровень релаксации и т.д.

Если поддерживать все показатели в норме, следить за давлением, дыханием, отсутствием гипоксии – пациент выйдет из наркоза в нормальном состоянии.

Наркоз, как и любое введение лекарственных средств – это, безусловно, нагрузка на организм, хоть она и не идёт ни в какое сравнение с хирургическим стрессом.

Современные подходы к анестезии призывают оптимизировать это воздействие и воздерживаться от введения любых препаратов без строгих показаний. Например, анестезиологи часто вводят димедрол перед операцией, потому что считается, что он успокаивает и предотвращает аллергические реакции.

В реальности, его основной эффект – тяжелая голова после пробуждения. Мы не вводим этот препарат и не чувствуем никакой разницы.

Моя позиция – минимизировать фармакологическую агрессию. Я радуюсь каждый раз, когда  могу убрать из схемы анестезии один или другой препарат, снизив воздействие на организм. Чем меньше препаратов, тем лучше, на самом деле, ведь у каждого из них есть свой спектр побочных действий, да и взаимодействие их друг с другом может иметь непредсказуемые последствия.

– Сейчас многие процедуры предлагают выполнять под наркозом. Это распространено сегодня при лечении зубов, например. Как на ваш взгляд – это оправданно?

– Абсолютно неоправданно. Дело в том, что у общей анестезии всегда есть и будут осложнения.

Когда мы беседуем с пациентом, принимая решение об анестезиологическом пособии, мы оцениваем ситуацию в категориях риска. Есть риск хирургического вмешательства, есть риск анестезии и риск, например, того, что ишемическая болезнь сердца приведёт больного к инфаркту во время операции – и все эти риски мы должны сбалансировать.

Если соотношение не в пользу риска, и есть возможность обойтись местной анестезией – следует так и сделать. Конечно, трагических ситуаций не так много – но они всё равно периодически бывают и обсуждаются в профессиональной среде. Когда человек пришёл на небольшую операцию – и получил смерть мозга, например.

У нас в клинике в распоряжении анестезиологов – новейшие аппараты и инструментарий. Кроме того, у нас работает сразу семь операционных залов и целая команда анестезиологов-реаниматологов. Если мы сталкиваемся с критической ситуацией, у нас есть максимум возможностей выйти из неё без последствий. Возможно ли организовать такую мощную службу в небольшой стоматологической клинике? Сомневаюсь.

У анестезиологов есть такая поговорка: интубируй раз, интубируй два, интубируй три. Не получилось? Зови коллегу. В Центре нейрохирургии, в семи операционных, оснащённых «по последнему слову», работает опытная команда анестезиологов-реаниматологов.  В любой момент к решению возникших проблем могут подключиться несколько специалистов и совместно эти проблемы решить.

– Говорят, что чуть ли не половина успеха операции зависит от анестезиолога. Как вы считаете?

– Сложно сказать. Вот, например, у хирурга есть цель – удалить опухоль мозга. Если хирург не может этого сделать – анестезиолог ему не поможет.

Цель, в любом случае, достигается хирургом и зависит только от него. От анестезиолога зависит нормальное самочувствие больного и жизнедеятельность организма во время операции.

В итоге, конечно, эти разные вещи складываются в одно общее достижение.

Какое сравнение  привести? Хирург, как капитан, ведёт судно к цели. А анестезиолог делает так, чтоб оно не затонуло.

Источник: https://sibmeda.ru/articles/khirurgiya/narkoz-mify-riski-vozmozhnosti/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector