Руки вместо скальпеля

Время чтения: 4 мин.

Петербургский врач создал уникальную малоинвазивную методику лечения распространенного генетического заболевания.

Андрей Жигало, военный хирург-травматолог, руководитель Центра хирургии кисти ММЦ «СОГАЗ», придумал, как быстро и надежно лечить контрактуры Дюпюитрена.

Этот недуг с заморским названием довольно распространен: в России им страдают около 4,5 млн человек. За 11 лет практики по своей методике Жигало выполнил около 6 тысяч операций (и это больше, чем любой другой врач в стране). Но этого явно недостаточно – щадящий и эффективный метод слишком медленно внедряется в клиническую практику.

Контрактуры Дюпюитрена постепенно, но намертво скручивают пальцы рук у пациента (чаще – у мужчин после 40 лет), и, чтобы вернуть руке возможность функционировать, хирурги до недавнего времени практиковали только один способ: разрезали ладонь, удаляли затвердевшие жгуты коллагена, повинные в происходящем, а руку гипсовали, вернув пальцам «прямое» положение.

Затем пациент месяцами ходил в гипсе, после чего на ладони и пальцах оставались страшные рубцы. Но самое драматичное  – спустя полгода-год заболевание может вновь вернуться: вырастает новая ткань и снова начинает «скручиваться». Значит, впереди – опять операция и уже зачастую с пластикой ладони, а возможно, и ампутация пальцев…

Петербургский хирург вместо огромных разрезов под общим наркозом и долгого хождения с загипсованной рукой устраняет дефект за считанные минуты: выходя из его операционной, люди могут сразу сесть за руль или даже сыграть на рояле.

Руки вместо скальпеля

Почему у этого заболевания такое экзотическое название?

Оно названо так в честь Гийома Дюпюитрена, лейб-хирурга французского короля Людовика XVIII, который еще в 19-м веке подробно описал и эту болезнь, и свой метод хирургического лечения.

По большому счету, этот метод используется и по сей день, когда кожа ладони разрезается и скрученный в твердый жгут коллаген (апоневроз) удаляется.

Но и сегодня мы не справились с проблемой рецидива – даже после большой открытой операции, когда вроде бы удаляется вся болезненная ткань, процесс вновь может возобновиться, поскольку причиной недуга, как выяснили уже в начале двухтысячных, является наследственная мутация в определенных генах.

Широко ли распространено заболевание?

Контрактура Дюпюитрена никогда не встречается в Африке, редко – в Азии, а вот среди европейцев ею поражается до трех процентов населения (и особенно часто в северной Европе: первые упоминания мы находим в исландских сагах 10-11 веков).

Наибольшее распространение заболевания зафиксировано на территории современной Шотландии, там поражено около 18 процентов населения. При этом наличие этой коллагеновой «прокладки» – необходимая часть биомеханики руки: без нее кожа соприкасается с нервами, сухожилиями, сосудами, что делает невозможным восстановление трудоспособности кисти.

Пока организм заново не восстановит «прокладку», которая вскоре, увы, опять может начать скручиваться в жгуты.

Как вы стали автором новой методики?

Можно сказать, случайно.

Задачей, которую мне предстояло решить в процессе подготовки своей кандидатской диссертации, была как раз выработка такой методики, при которой можно было бы, сделав максимальный разрез и удалив весь объем патологической ткани, как можно меньше повредить саму ладонь, например, мелкие нервы и сосуды. Чтобы «дойти» до всех сосудов, мне надо было слой за слоем отодвигать иглой больную ткань, а для этого ее как-то удлинять. И однажды, практически случайно проколов коллагеновый жгут, я обнаружил, что он от прокола раскручивается.

Но надо понимать, что в современном мире сделать что-то принципиально новое довольно сложно. Методика, которую я предложил – это, по сути, модернизация классической операции, которую разработал Дюпюитрен. Я показал, что можно не удалять ткань, а заставить ее реально раскрутиться – с помощью небольших проколов кожи, которые заживают довольно быстро.

В итоге – нет рубцов на ладони, не нужен гипс (мы рекомендуем фиксировать пальцы, привыкшие уже быть скрюченными, только на ночь).

А при рецидиве не требуется удалять, как прежде, грубые рубцы (не только внешние, но и внутренние). Можно просто повторить процедуру из маленьких проколов кожи.

И главное – человек проходит лечение амбулаторно, и уже спустя пару часов может приступить к привычной деятельности.

Руки вместо скальпеля

На фото: Рука пациента с контрактурой Дюпюитрена до операции

Много приходится оперировать?

Наш центр выполнил в этом году уже более тысячи таких процедур (для сравнения, во всей Швеции делают столько же). К нам приезжают люди из всех уголков мира. Вот после встречи с вами буду оперировать жителя Майами.

Неужели в США специалистов, подобных вам, нет?

Есть, конечно. Например, профессор Чарльз Итон, с которым мы познакомились на одной из международных конференций по хирургии кисти. Оказалось, что к одной и той же методике мы пришли параллельно, но он сейчас полностью ушел в научные исследования, как раз изучает генные мутации. К тому же сделать операцию у нас для иностранных пациентов намного дешевле, а качество помощи ничуть не ниже.

Руки вместо скальпеля

На фото: После проколов по методике Жигало

Вы хотите сказать, что методика по-прежнему практически уникальна? Но ведь ее преимущества очевидны.

Потихонечку хирурги начинают ее осваивать – в основном, молодые коллеги, поскольку маститым профессорам не хочется ударить в грязь лицом перед пациентами, а при переходе от больших операций к малоинвазивным результаты поначалу не будут идеальными. Дело в том, что по данной методике приходится практически на ощупь находить нужные места для проколов, и тут крайне важны твои мануальные навыки. Я стал идеально оперировать после выполнения как минимум трех тысяч таких процедур.

Понятно, что хирурги, привыкшие удалять апоневроз через большой разрез на ладони, «под контролем зрения», менять свою тактику не спешат, тем более, что система обязательного медицинского страхования неплохо оплачивает подобные вмешательства. И получается, что это в основном проблема пациентов.

Но если недуг наследственный, видимо, могло бы помочь редактирование гена?

Если это когда-нибудь произойдет, это будет прорыв. В этой области сейчас идут активные исследования – Международная ассоциация по лечению контрактуры Дюпюитрена создает банк крови пациентов для изучения генных мутаций.

Пока же мы стараемся так организовать работу в Центре, чтобы человек вошел к нам со своей проблемой, а спустя час вышел уже без нее.

А для профилактики рецидива сейчас проводим исследование с учеными из «Первого меда» и Онкологической клиники МИБС: облучение ткани после операции способно затормозить развитие повторного недуга.

И широкое внедрение данного метода для нас является приоритетной задачей на ближайшее время.

Ольга Островская

Вместо скальпеля — руки

Руки вместо скальпеля

Есть немало примеров в разное время и у разных народов, свидетельствующих о необычных человеческих возможностях, которые кажутся чудесами. Когда Галина Господаренко рассказывала о своих способностях, это было похоже на сказку. Однако Минздрав Украины подтвердил реальность исцеления биотерапевтом своей энергией больных людей, выдав лицензию на право лечить методом биоэнергоинформотерапии.

Ее руки вытягивают болезни, от которых обычно избавляются с помощью скальпеля. Галина Константиновна, фельдшер-акушер с 32-летним стажем, работала в традиционной медицине.

Сначала в Кировоградской городской больнице в неврологическом и травматологическом отделениях, позже некоторое время была диетологом на заводе радиоизделий. В последнее время посвятила себя нетрадиционной медицине.

В целительство приходила постепенно, по мере раскрытия своих духовных способностей, которые перешли к ней от бабушек.

В этом уверяет Галина Константиновна, ведь большинство людей, пока не припечет, не будет обращаться за медицинской помощью. А когда заболевание запущено и терпеть нет сил — требуется серьезное вмешательство. Особенно это касается заболеваний позвоночника. И тогда врачи предлагают операцию. Галина Константиновна помогает таким людям. Она лечит биотоками рук.

— Я сканирую человека, — рассказывает биотерапевт, — кладу руки на позвоночник и передвигаю ими вверх. Чувствую больные места — скопление солей, травмы позвоночника. Если есть грыжи, чувствую, как руки «разламываются». Определяю размер грыжи. И эта боль входит в меня. Её рука тянет на себя.

Сначала ладонь приобретает выпуклую форму, затем я чувствую, как уже болит от локтя до ключицы. Уже рука равно не лежит — она становится дыбом. Нашла эту грыжу — подержала, погрела ее минут 3-5, затем так мягко-мягко по коже — стягиваю, затягиваю кольцо грыжи и накладываю руки. Подержала еще 5-7 минут.

Далее иду по позвоночнику. Сканирую, нет ли еще грыжи.

Я могу свободно держать на какой-то точке руку и мысленно спрашивать: в этом месте грыжа или протрузия? Мне в ответ приходит информация, например, «грыжа». То есть, тот диагноз, который есть у человека.

Очень часто ко мне обращаются с жалобами на боль в пояснице, на судороги ног, затекание конечностей, боль в седалищном нерве, в шее, онемение пальцев рук, боли в локтевом отделе верхних конечностей, парез рук, бессонницу.

Положив свои руки на голову больного, снимаю боль и определяю давление, нормализую его.

В течение 15 лет целительской практики к Галине Константиновне обращались сотни людей, которые остались благодарны ей за теплые руки и неравнодушное сердце. Обращались после скитаний по больницам с гинекологическими проблемами. Биотерапевт всего за 6 сеансов ставила на место опущенные органы.

Спасала от запущенных болезней поджелудочной железы, язвы желудка, печени, сердца, бронхов, почек, неврологических заболеваний, а также ревматоидного артрита, отека и боли в коленных суставах, повышенного давления, помогала нормализовать сахар в крови. Поэтому в своих благодарностях люди искренне признаются, что обращаются к целительнице с последней надеждой.

Радуются, что не ошибаются: «Спасибо за отзывчивость, доброту души и добрые хорошие руки».

Именно чуткое сердце привело Галину Господаренко к такой необычной деятельности. Еще работая на заводе радиоизделий, она поняла, что не может оставлять человека наедине с его проблемой.

— Как диетолог, — рассказывает биотерапевт, — я расписывала меню. Но в профкоме мне сказали, что очень высок уровень заболеваемости среди работников завода и надо что-то придумать. Я ночь не сплю — думаю. И вдруг меня как прострелило, ага — травы, минеральная вода. И я написала в управление огромный список людей, которые переходят на диету.

Читайте также:  Отёки конечностей: причины возникновения и лечение

У районных руководителей очки с носа съехали от такого количества. Зачем, спрашивали, столько воды и трав, вы что, в санатории работаете? Нет, говорю, лечим людей завода. Мне дали комнату, чайники, на которых я расписала все сборы трав, для каждого разработала рецептуру, а больных работников было очень много, и сама удивлялась, как могла запомнить, у кого какой стол.

Это был мой первый шаг.

Тогда я еще не знала, что моя бабушка — а я родилась через 5 лет после ее смерти — также лечила травами. Она заваривала их в котелочках, в печи 5 часов держала: тому — от геморроя, тому — от сглаза.

Оказывается, что она исцеляла людей биотоками. И к ней тянулись из окрестных деревень. Но у меня этот дар открылся только в 45 лет. У меня две бабушки были целительницы.

Одна исцеляла травами и была ясновидящей, а вторая — выкатывала болезни яйцами и огнем.

Галина Константиновна не просто приняла дар бабушек. Официально работая в нетрадиционной медицине, она свои способности развила еще больше.

Получила аттестационно-экспертное заключение после прохождения практической проверки своих способностей в Киеве, в клинике в Дарнице, где апробируются нетрадиционные методы лечения.

И теперь она — биоэнергоинформотерапевт нетрадиционной медицины, член Украинской академии целительства.

Дар Галины Господаренко не ограничивается только наложением рук.

Судя по рассказу, Галине Константиновне скучать не приходится. Ей поступает информация о прошлом человека и предостережения относительно будущего. Есть события, которые запрограммированы Вселенной, но их лучше избежать.

Можно снять негативную энергетику, чтобы не разрушать свое здоровье в дальнейшем. В этом Галина Константиновна охотно помогает. Ее энергии хватает и на крошечных внучат, и на немощных старичков, которые к ней обращаются.

Жизнерадостная, она заряжает других позитивом и «сжигает» все негативное в воображаемом огне.

— Я чувствую, что сделано против человека, — делится биотерапевт. — Нашу семью несколько раз преследовали серьезные неудачи. И когда я приезжала в усадьбы родственников, сразу же чувствовала, что наведена порча, и узнавала, чья это работа.

Когда вдруг на семью, живущую в мире и благополучии, начинают сыпаться несчастья одно за другим, вполне вероятно, что это действия недоброжелателей, завистников, корыстных людей. В это можно верить или нет, но относиться легкомысленно к сглазу или какому-либо иному воздействию на человека не стоит. Это не «бабьи предрассудки».

Ведь уже и официальная наука доказала, что нехороший человек с мощной энергетикой разрушает защитное поле слабых.

Почти полвека назад всемирно известный общественный деятель Елена Рерих призвала к расширению сознания. Она говорила, что человек является частью Космоса и постоянно с ним взаимодействует.

Сам же Космос — это одухотворенная сложная энергетическая структура, существующая и развивающаяся в соответствии с Великими законами, которым подчинено все, начиная от элементарной клетки, несущей будущую жизнь, и заканчивая гигантскими туманностями галактик. Да и сам человек, как и весь одухотворенный Космос и планета, на которой он живет, является все той же энергетической структурой.

Возможно, Галине Господаренко удалось «поймать» посылы космической энергии и направить ее на развитие врожденных способностей с целью помогать людям в их проблемах. Это оказалось ее главным призванием в жизни…

При гриппе: взять в аптеке сироп корня солодки и на 1 стакан теплой воды влить 1 ст. л. Пить только утром натощак, один раз, за час до еды. Также хорошо пить чай из малины 3 раза в день. В носки на ночь хорошо класть сухую горчицу.

При заболеваниях почек и мочевого пузыря делают такую смесь: по 20 г толокнянки, спорыша, кукурузных рылец, мелиссы, ромашки, календулы. Все смешать и на 1 стакан (250 мл) положить 1 ст. л. этой смеси, заварить в термосе на 2-3 часа. Принимать теплым по трети стакана 2-3 раза в день за 15-20 мин до еды.

При головной боли, которая часто сопровождается пониженным артериальным давлением, можно делать компрессы из свежих листьев или отвара золотого уса. Отваром пропитать марлевую салфетку и приложить ко лбу на 5-10 мин.

При болезнях печени и желчного пузыря взять по 20 г бессмертника песчаного, шиповника, мяты, мелиссы, кукурузных рылец, пустырника. 1 ст. л. смеси залить 250 мл кипятка, настоять 2 часа. Пить теплым по 0,5 стакана три раза в день за 15-20 мин до еды.

Микстура от кашля. На 1 стакан молока добавить по 1 ст. л. сливочного масла и меда, хорошо взбитый яичный желток и совсем чуть-чуть (на кончике ножа) соды. Это средство помогает также при бронхите, трахеите, ларингите.

Подготовила Татьяна Кияниченко. 

Рука вместо скальпеля. Многие грыжи позвоночника можно лечить без операции

Боли в пояснице бывают у 80% людей, в их основе грыжи и другие проблемы с межпозвонковыми дисками.

Таких больных часто направляют на операцию, особенно если грыжи большие. Но профессор Римского университета Сапиенца Джалал Саидбегов излечивает таких пациентов без лекарств и скальпеля, просто руками. На днях он приехал на родину, чтобы прочитать лекцию о своём опыте лечения самых тяжёлых грыж большого размера в Национальном медицинском исследовательском центре хирургии им. Вишневского. После выступления он дал интервью «Аргументам и фактам».

Александр Мельников, «АиФ»: Джалал Гаджиевич, узнав, что вы будете выступать в ведущем институте хирургии, удивился. Вы же предлагаете лечить грыжи без операции и лишаете хирургов их хлеба?

Джалал Саидбегов: На Западе такие операции — большой бизнес, они стоят многие тысячи евро, но в последние годы хирурги делают их всё меньше. Причина в том, что в 25–30% случаев после них боли возвращаются, снова образуются грыжи дисков.

Я знаком почти со всеми ведущими специалистами Италии в этой области хирургии, и мы сотрудничаем. Они отправляют мне многих своих пациентов. Я же направляю им больных с «синдромом конского хвоста» и с изменениями спинного мозга из-за его компрессии (сдавления) грыжей.

Лишь в такой ситуации на 100% нужно хирургическое лечение.

Тайное стало явным

— На лекции вы показывали МРТ своих пациентов с грыжами дисков до лечения и после, когда их уже не было. Как объяснить такую эффективность мануальной терапии?

— Я не люблю термин «мануальная терапия», так как она давно дискредитирована шарлатанами. Название моего метода звучит, может быть, и сложно — неинвазивная репозиция позвонков и суставов (НИРПИС), но оно точно отражает суть. Лечение заключается в том, что проводится нормализация биомеханики всего позвоночника, а не только того сегмента, где имеется грыжа.

Я рассматриваю позвоночник как единое целое. Ведь грыжа запускает порочный круг патологических процессов — из-за воспаления, застоя крови и отёка сдавливаются нервные корешки и возникает сильная боль. Ещё развиваются подвывихи суставов между отростками позвонков, и это ещё один источник боли.

Чтобы её как-то облегчить, реагируют расположенные рядом мышцы, сухожилия, связки — происходят биомеханические изменения позвоночника, он может искривляться. И, чтобы разорвать этот порочный круг, я восстанавливаю нормальное положение позвонков, устраняя подвывихи и нормализуя нарушенную биомеханику позвоночника. В итоге грыжа рассасывается.

Всё это делается только руками, без лекарств и физиотерапии. В организме есть всё необходимое для рассасывания грыжи диска любого размера.

При этом методе лечения важны долгая тренировка и хорошее знание неврологии, чтобы чувствовать пальцами то место в позвоночнике, где есть грыжа диска или даже предшествующие ей протрузии (см.

инфографику) — это состояние, при котором разрыва самого межпозвоночного диска, как при грыже, ещё нет, но он уже выбухает в позвоночный канал.

К счастью, в последние годы появился такой метод диагностики, как МРТ (магнитно-резонансная томография), который показывает и эти изменения, и позитивные сдвиги, происходящие после лечения. А раньше такой возможности визуализации не было. Это убедительно доказывает эффективность нашего метода лечения.

Авторский подход

— Я видел на лекции, как врачи удивлялись томограммам, которые вы демонстрировали. Как вы разработали свою методику?

— Она авторская, но в основе её приёмы лечения известнейшего потомственного костоправа и доктора Касьяна, а применительно к шейному отделу — чешского профессора Карела Левита.

Я хорошо знал Николая Андреевича Касьяна, мы дружили, много раз был у него в Кобеляках в Полтавской области, где он работал. Старался приезжать к нему учиться каждый раз, как выдавалось свободное время.

Когда он приезжал в Москву лечить высокое начальство СССР, почти всегда сопровождал его и присутствовал при лечении. Меня с ним познакомил телеведущий Владимир Молчанов.

— Каждый человек может научиться этим приёмам?

— Нет. Нужна особая чувствительность рук. Я рад, что мой сын Рамазан, он тоже доктор, сможет продолжить это дело. Надеюсь, что потом присоединится и внук — его сын. Но обучение сложное и требует много сил и тренировки.

Сын учился и практиковал под моим наблюдением 7 лет, прежде чем я стал уезжать, оставляя клинику только на него. Насколько знаю, столь большие и осложнённые грыжи дисков никто, кроме нас, подобными методами не лечит.

— А как у вас всё началось? Вы же дипломированный врач, а не потомственный костоправ, и изначально никаких навыков у вас не могло быть.

— Меня всегда привлекало лечение без лекарств. Однажды у меня была пациентка с болями в позвоночнике. Много месяцев лечили её в неврологическом отделении, которым я тогда заведовал, но ничего не помогало. Знакомые ей посоветовали костоправа. Она спросила меня, стоит ли ехать к нему? Я сказал: «Поезжайте».

От него она вернулась другим человеком — здоровым. После этого я поехал к нему под видом больного, чтобы поучиться. Многое подсмотрел, как он делает. Начал сам пробовать, стало что-то получаться. Потом ещё познакомился с Касьяном. Пациентов было очень много, среди них встречались бизнесмены, дипломаты.

И однажды бывшие пациенты пригласили меня временно поработать в Италии. Я несколько раз возвращался, потом опять уезжал. Работа в Риме шла очень хорошо, очередь из пациентов была на несколько месяцев вперёд. Про меня стали писать газеты, журналы, делали сюжеты для телевидения.

Читайте также:  Ips клетки - перепрограммирование клеток в лечении опухолей, паралича, рака и других заболеваний

Итальянцев удивляли эффективность и необычность такого лечения. В итоге я там остался и живу уже с 1990 г. Позже стал работать профессором Римского университета Сапиенца. Он существует с 1303 г. и является самым крупным в Европе. В России бываю 2–3 раза в год.

Читаю лекции, консультирую, лечу здесь только бесплатно. Всё так же происходит и в этот приезд.

Хирургия без скальпеля

Хирургия без скальпеля

Неужели это было наяву, неужто я видел все это собственными глазами? Никогда и никому не поверил бы, что такое возможно.

В двух шагах от меня филиппинский лекарь за час голыми руками прооперировал две дюжины пациентов, тратя на каждого по две, реже по три минуты. Без обезболивания. Без дезинфекции. Без единого вопроса.

Больной шепчет несколько слов ассистенту, и тот посылает его либо направо — на кушетку, либо налево — в кресло. А хирург ходит туда-сюда, едва успевая вытирать руки махровым полотенцем.

Коллективный гипноз? Но стоявший рядом со мной журналист из Тринидада снимал происходившее видеокамерой, и все увиденное нами записалось. Друзья познакомили меня с доктором Фава — медиком из фирмы по страхованию жизни.

А он привез меня к Алексу Орбито, одному из самых известных на Филиппинах хилеров, как называют себя мастера загадочного направления народной медицины. После часа езды от Манилы мы добрались до окраины Кэсона.

Войдя в ворота, я удивился множеству людей в тесном дворике.

Посетителей было человек восемьдесят. Некоторые пришли еще до рассвета. Хирургия голыми руками — это поистине народная медицина, в частности, потому, что не предполагает какой-то заранее оговоренной платы. Считается, что мысли о наживе приводят к раздвоению воли и снижают сверхъестественные способности хилера.

К дому примыкал навес, под ним в несколько рядов были расставлены скамейки. Все это напоминало сельский кинозал. Только вместо экрана в глубине виднелся большой застекленный проем. Он отделял помещение площадью около тридцати квадратных метров. Там стояли плетеная кушетка и кресло, покрытые клеенкой.

Католическая церковь проявила неожиданную благосклонность к местным знахарям: она назвала их необъяснимое искусство «вероврачеванием». Поэтому на стене висело изображение Христа и религиозный плакат: «Если веришь, все возможно». Рядом на маленьком столике лежала Библия.

В половине десятого со двора раздалось пение. Больные, часть которых расселась на скамьях, а остальные толпились позади, хором исполняли католические псалмы.

Неожиданно в дверях появился моложавый человек невысокого роста. Он приветливо улыбался, но в глазах его было что-то колючее. Всем своим обликом он оставлял ощущение тугой стальной пружины. Это и был Орбито.

Пока больные продолжали петь, он положил руки на Библию и полчаса оставался в полной неподвижности. Однако его сосредоточенное лицо преобразилось. Взгляд стал еще более жестким, пронзительным и одновременно как бы отсутствующим. Нервные руки с длинными тонкими пальцами заметно побледнели.

Мне доводилось слышать, что хилеры не подпускают зрителей ближе чем на пять-шесть шагов. Но когда Орбито начал врачевать, я волей-неволей оказался буквально рядом с ним. В помещение, которое условно назову «операционной», тут же набилась уйма народу из начала очереди.

Пение псалмов продолжалось. Три ассистента Орбито умело дирижировали хором, доводя его участников до состояния самоэкзальтации. Даже я почувствовал, как по спине забегали мурашки.

То, что совершалось перед моими глазами, очень походило на чудо. Но, пожалуй, самым поразительным из всего увиденного был темп. Очередной пациент, которому указали на кушетку, ложится на нее, не снимая ботинок, и приподнимает рубашку.

Орбито подходит к нему и, ничего не спрашивая, начинает пальцами обеих рук массировать больное место. Потом левая рука врачевателя перестает двигаться.

И вот я отчетливо вижу, как указательный и средний пальцы его правой руки уходят куда-то вглубь.

Хорошо видна продолговатая каверна, открывшаяся между пальцами. При этом явственно слышен не то шлепок, не то всплеск. В каверне тут же появляется красноватая жидкость.

Не кровь, а нечто более светлое, возможно, сукровица или лимфа. Капли жидкости разбрызгиваются по клеенке.

Быстро двигая указательным и помогая ему большим пальцем, Орбито вытягивает из открытой раны кусочек коричневой ткани, похожий на сырую печенку.

Левая рука его по-прежнему остается неподвижной, прижатой к больному месту. Правой он берет тампон, который ассистент только что смочил водой, погружает его в рану и через несколько секунд отходит от стола. Ассистент таким же тампоном, но уже смоченным кокосовым маслом, вытирает живот больного. И я, не веря своим глазам, убеждаюсь, что на нем нет даже шрама, только покрасневшее пятно.

Орбито, сделав два быстрых шага, склоняется над больным, сидящим в кресле. На шее пациента явственно виден жировик величиной с голубиное яйцо.

Снова несколько поглаживаний, пальцы психохирурга уходят под кожу. И в миску летит еще один окровавленный кусок. Больной недоверчиво ощупывает гладкую шею, на которой только что был желвак. А на кушетке животом вниз уже лежит женщина.

Ассистентка оголяет ей спину, и Орбито, никого ни о чем не спрашивая, сразу же тянется к небольшой выпуклости на пояснице пациентки. Снова звук, похожий на всплеск или шлепок. Снова брызги красноватой жидкости.

На сей раз Орбито извлекает довольно большой кусок окровавленной ткани.

А люди все идут и идут. Орбито в таком же немыслимом темпе передвигается от кушетки к креслу, от кресла к кушетке. И сразу же, не задавая никаких вопросов больному и не слушая ассистентов, находит больное место и начинает манипулировать над ним.

По словам Орбито, во время врачевания он как бы находится в трансе, руки его движутся автоматически.

— Я должен глубоко сосредоточиться, — рассказывает он. — Мое тело холодеет. Я как бы мертвею. Но потом чувствую нарастающее тепло, особенно в руках. И когда прикасаюсь к телу больного, какая-то сила струится из моих пальцев.

Запомнился больной, у которого Орбито вскрывал нижнюю часть живота. Правая рука врачевателя ушла куда-то вглубь почти до основания пальцев. Лишь большой палец оставался снаружи. Сам Орбито не смотрел на свои руки. Иногда он поднимал голову, и на его лице угадывалось нечеловеческое напряжение.

Должен признаться: став очевидцем десятка подобных операций, я почувствовал себя плохо. Уже во время пения псалмов начала кружиться голова.

А после того как я увидел рядом с собой пальцы, погружающиеся в человеческое тело, услышал странный звук, при котором из открывшейся каверны разлетаются брызги, проследил за кровавыми кусками ткани, брошенными в эмалированный тазик, зарябило в глазах, и я потерял сознание.

Орбито на долю секунды поднял на меня взгляд и сказал ассистентке:

— Пусть он посидит во дворе.

Даже под навесом было жарко, около сорока градусов. Шатаясь, я вышел во дворик и присел перед курятником. Пот лил с меня градом. Какое-то время я был, похоже, в забытьи. Но вдруг почувствовал, что меня будто окатило прохладным душем. Я глубоко вздохнул и, открыв глаза, увидел Алекса Орбито, положившего мне руку на лоб.

— Ну вот, теперь все в порядке, — сказал он и вернулся в дом.

Я словно загипнотизированный последовал за ним. И как раз вовремя: на кушетку ложилась супруга доктора Фава, который привез меня к Орбито. Она сказала ассистентке буквально две фразы: «У меня сердце. Бывают перебои».

Пожилая женщина легла на спину, расстегнула кофту. Орбито положил одну руку ей на лоб, а другую — на грудь и оставался в таком положении целую минуту. Потом принялся массировать женщине основание шеи. Его указательный и большой пальцы погрузились за ключицу. И хотя он манипулировал ими довольно долго, извлечена была лишь тоненькая пленка кораллового цвета.

Никаким тампоном в этом случае Орбито не пользовался. После того как ассистентка вытерла ключицу ватой, смоченной кокосовым маслом, госпожа Фава встала и вышла со мной во дворик.

— Я чувствовала нажатие пальцев, словно кто-то меня ущипнул. Но сильной боли не было. А сейчас только жжение, — сказала она.

На обратном пути, сидя в машине, я попросил госпожу Фава обнажить ключицу и увидел на ней лишь небольшое красное пятно.

— Сколько же стоит обращение к такому веро-врачевателю?

— По обычаю, каждый дает сколько может. Мне, например, ассистентка посоветовала купить склянку растирания. Но я могла этого и не делать.

Среди филиппинских вероврачевателей есть и шарлатаны. Но в целом авторитет их в народе велик. В университете Филиппин им посвящено несколько диссертаций.

Автор одной из них — психолог Констанца Клименте — считает, что хилеры приводят в действие какие-то могучие духовные силы, как бы соединяют средства внушения с хирургическим вмешательством.

Поэтому по аналогии с понятием «психотерапия» филиппинцы ввели в обиход термин «психохирургия».

Авторы книг о хилерах утверждают: путем медитации они аккумулируют некую неведомую энергию и, излучая ее через пальцы, на несколько мгновений раздвигают ткань на клеточном уровне, чтобы добраться до больного места.

Вероврачевателям также приписывают умение создавать биополе, резонирующее со своеобразным магнитным полем острова Лусон (оно действительно обладает странными особенностями, о чем свидетельствует поведение приборов на проходящих мимо судах).

По преданию, остров остался от Лемурии — государства, которое частично погрузилось на дно океана, как Атлантида. Легенда гласит: древние обитатели Лемурии отличались способностью к парапсихологическим контактам. Утверждают также, что биополе обеспечивает и стерильность пространства над раной, открытой всего несколько секунд.

— Я считаю, что психохирургия, подобно иглоукалыванию и траволечению, может служить дополнением к современной медицине, — говорил мне доктор Фава. — Психохирургию надо изучать всерьез.

Кстати, к филиппинским хилерам проявляют повышенный интерес специалисты по военно-полевой хирургии из Пентагона, бундесвера и японских сил самообороны. Ведь «филиппинское чудо» — это не только умение голыми руками проникать внутрь тела, но и способность мгновенно закрыть рану. А это очень ценно во фронтовых условиях.

Читайте также:  Гармоничное развитие ребенка с рождения до года

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Врач из Аушвица и «охота на зайцев»: как в России с реальным патриотизмом?

26 января 201821:23

27 января 1945 года части 60-й армии Первого Украинского фронта освободили узников лагеря смерти «Аушвиц-Биркенау» в польском городе Освенцим. Незадолго до этого события маршем смерти в лагерь Берген-Бельзен была угнана «особо опасная» узница из Биркенау, под номером 25 404. Это была венгерская еврейка Гизелла Перл, врач «ревира» — лазарета для узников в секторе C.

Доктор Перл расскажет, почему ее — полураздетую, практически разутую, больную и голодную — январским утром 1945 года в дикой спешке погрузили в эшелон, удирающий из Освенцима в еще «свободную» от Красной Армии и войск союзников часть Германии. «Однажды утром руки судьбы дотянулись до меня.

За мной послал доктор Менгеле. „Ты покидаешь Аушвиц!“, — сказал он. Меня будто ударило молнией… Оставить моих пациентов, с которыми Бог знает что может случиться… которые нуждаются во мне, зависят от меня… „Ты еще здесь?!“, — заорал на меня Менгеле. Я попыталась сказать что-нибудь.

„Я не могу идти… Я больна… У меня инфекция глаз…“. Это не помогло. „Чтобы тебя здесь не было!“, — был ответ». Гизелла Перл под усиленным конвоем проходила к лагерным воротам. Мимо газовых камер, которые нацисты не успели уничтожить, мимо потухших крематориев, бараков.

«Что они задумали насчет меня? Как они собираются очистить мою память от происходившего здесь ужаса? За то, что я спасала жизни тех, кого они хотели уничтожить, я буду наказана? Надеюсь, они не заставят меня страдать слишком долго», — думала врач- узница.

«Внезапно я увидела немецкого офицера, появившегося из здания передо мной. Я не видела его раньше. „Ты слишком много знаешь“, — усмехнулся он».

Перл раньше не видела этого эсэсовца, но он, по-видимому, хорошо знал, чем в лагере занималась узница под номером 25 404. В «ревир», где работала Перл, эсэсовский врач Йозеф Менгеле наведывался порой по несколько раз на дню.

Что, спрашивается, забыл хозяин над жизнью и смертью узников в плохо отапливаемом, кишащем паразитами бараке? В «больнице» без лекарств и бинтов, где из всех инструментов были только несколько ржавых ножниц и кухонный нож вместо скальпеля… А вот, что. Менгеле поставил Перл в этот лазарет, поскольку знал, что она хороший гинеколог.

Работы узнику-гинекологу в лагере было хоть отбавляй. Каждый день с эшелонами в Аушвиц прибывали беременные женщины. Беременели и сами узницы. В блоке № 7 сектора С, лагерной уборной, узницы продавали свое тело обеспеченным едой заключенным-мужчинам.

За одно такое «свидание» — полкило лагерного хлеба, кусок колбасы, банка консервов, моток ниток или еще что-то, в зависимости от «платежеспособности» клиента и запросов узницы. От голода и добавляемой в пищу селитры репродуктивный цикл у узниц нарушался, но не всегда, так что беременности в лагере смерти случались весьма часто.

Оказывались в положении и узницы из «лагерной аристократии»: старосты блоков, писари, капо. Эта категория не продавала себя за еду, а поддавалась гипертрофированному в условиях лагеря сексуальному инстинкту. О каждом случае беременности обязательно нужно было доложить доктору Менгеле.

Для врача СС, специализировавшегося на генетике, беременные были подопытным материалом. Венгерский гинеколог Гизелла Перл, вопреки своей воле, стала подручной у Менгеле. По указанию доктора СС она делала аборты на разных сроках или наоборот принимала роды и потом наблюдала за состоянием матери и новорожденного. Никто из попадавших в руки Менгеле младенцев не выжил.

Их матерей тоже ждала смерть. Перл старалась спасать женщин от Менгеле. Голыми руками, в бараках или в лагерной уборной ночью она делала аборты на разных сроках. Смерть ребенка обеспечивала его матери жизнь. Сколько таких абортов Перл сделала за время пребывания в Аушвице, она сама сказать не могла. По ее словам, «около двух тысяч». Но бывало, что Менгеле опережал Перл, и мать с ребенком шли на мучительную смерть.

В «ревир» к Перл попадали узницы, изувеченные от других «медицинских» опытов в лагере, которых еще хотели использовать для тяжелых работ. От этих женщин доктор Перл узнавала, что делают с заключенными Йозеф Менгеле и другие врачи СС. Офицер СС был прав: узница 25 404 с еврейской нашивкой на робе «знала слишком много».

Пациенткой гинеколога Перл однажды стала старшая надзирательница Ирма Грезе — гроза и ужас женской части Биркенау, хорошая подруга Йозефа Менгеле. «Она была одной из самых красивых женщин, которых я когда-либо видела, — вспоминает Перл. — Совершенное в каждой линии тело, ангельское белое лицо и самые невинные глаза, какие можно представить.

Кроме того, 20- летняя красавица Грезе была «насквозь испорченной, жестокой и сексуальной извращенной из тех людей, что я когда-либо встречала». Грезе однажды приказала врачу-узнице, чтобы та проверила Грезе на беременность, а когда беременность подтвердилась — сделала аборт. Во время операции Грезе не выпускала из рук пистолет.

Когда все кончилось, Грезе сказала: «Ты хороший врач. Жаль, что тебе придется умереть. И я не буду говорить, чтобы ты молчала о том, что здесь было. Если ты откроешь свой рот, я найду тебя, где бы ты ни была, и убью». За лечение у еврейки Грезе по нацистским законам ждал суд СС. А Гизеллу — смерть.

Гинеколог из Аушвица еще запомнила, как однажды инкрустированный камнями хлыст Грезе в течение нескольких дней кряду целил в грудь самым молодым и красивым узницам, стараясь нанести как можно более глубокие раны. «Следовательно, грудь инфицировалась потом вшами и грязью. Чтобы спасти жизнь, нужна была операция», — вспоминает Перл.

Юная красавица Грезе обожала любоваться на то, как нож Перл режет женскую грудь. Без анестезии узницы кричали от невыносимой боли, а в это время доктор- узница видела, как тело эсэсовки тряслось «в оргиастических спазмах», а по краю рта течет ниточка слюны.

Классика мемуаристики — факты и рефлексия над ними. Книга Гизеллы Перл «Я была врачом в Аушвице» написана доктором. Рефлексия в этой книге идет над психофизиологией лагеря смерти.

Никакой «лирики», только боль, кровь, грязь, вши… К примеру, глава «Блок № 7» — беспощадное для психики читателя «путешествие» в лагерную уборную, она же «дом свиданий», где на грязном полу узницы продавали свое тело за еду.

Глава «Ценой в кусок веревки» — рассказ о том, как Перл едва не попала в газовую камеру из-за больных ног, потому что не имела обуви. Обменянные на хлеб старые мужские ботинки не держались на ногах Перл, поскольку были без шнурков.

Перл свели с узником- мусорщиком, у которого вроде была столь нужная врачу-узнице тонкая веревка. Заключенный сказал, что лагерный хлеб ему не нужен, и он отдаст веревку только если Перл «уединится» с ним в уборной. Глава «Шарлотта Юнгер» — история того, как юная балерина из Венгрии в условиях лагеря сошла с ума.

В припадке безумия она танцевала перед Менгеле, считая, что он ее отец. Менгеле поначалу забавлялся, но потом сумасшедшую девушку отправили в газовую камеру… Главу «Обед в Аушвице», где рассказывается, какое вонючее пойло давали узницам вместо супа, обеспеченному едой человеку XXI столетия тяжело читать без содрогания.

Мемуары Перл были изданы в Нью-Йорке в 1947 году, когда шел Нюрнбергский процесс, потому и хранят кошмарную свежесть того, что нацисты творили в Освенциме-Аушвице и других лагерях смерти. На русском языке их нет до сих пор. Автор этой статьи пересказывает их по копии на английском языке, которую недавно достал по своим каналам.

Нельзя найти сегодня в книжных магазинах России и воспоминания узников нацистских лагерей, которые были изданы в советское время.

«Слесарная команда Равенсбрюка» Шарлотты Мюллер, «Я пережила Освенцим» Кристины Живульской, «Дым над Биркенау» Северины Шмаглевской — редкость, которую не в каждой библиотеке на руки дадут. Авторы этих мемуаров, как и венгерка Перл, не были гражданками СССР.

Однако «Роспатриотизм» в течение всех тучных годов не удостоил своим вниманием и борьбу наших соотечественников в концлагерях. Как говорил Ленин, «важнейшим из искусств для нас является кино». Мало кто знает, что советские пленные в октябре 1942 года совершили один из первых успешных массовых побегов из Освенцима.

С большим трудом в 2005 году мемуары участников этого побега издал Артем Драбкин. Но, увы, воспитанная на ЕГЭ молодежь читать не любит, и тираж у книги не такой большой. Зато молодежь любит фильмы.

Паренек или девушка с интересом бы посмотрели цветной российский фильм о восстании советских узников «блока смерти» в Маутхаузене. Или о погибшем в Маутхаузене Дмитрии Карбышеве — символе силы духа советского человека.

Про Карбышева в интернете есть только один художественный фильм на русском языке — снятый в 1975 году «Родины солдат» режиссера Юрия Чулюкина. Произошедшее в феврале 1945 года восстание наших соотечественников в Маутхаузене запечатлел в 1993 году австриец Андреас Грубер, сняв художественный фильм «Охота на зайцев». Этот фильм в России пока что не только что не превзошли, но и даже не удосужились продублировать на русском языке.

Спустя 75 лет после Победы и на 18 году строительства в России «суверенной демократии» обнаруживается печальный факт. В Минкультуры РФ, Российское военно-историческое общество (РВИО) на патриотические нужды ежегодно тратят миллионы рублей.

Но в реальности видим, что бенефициары этих денег — находящийся под следствием Кирилл Серебренников, сомнительно-скандальный скульптор Салават Щербаков и фигуранты «дела реставраторов».

Ну и еще и упрятанная подальше от разгневанных петербуржцев табличка в честь Карла- Густава Маннергейма. Чье имя, признаться честно, не хочется произносить в эти дни. 27 января — это не только день освобождения Освенцима, но и годовщина снятия блокады Ленинграда.

О роли Маннергейма в этом не имеющем аналогов преступлении против человечности EADaily писало ранее (https://eadaily.com/ru/news/2016/06/16/mannergeym-i-piskarevka-pochemu-zaslugi-ne-mogut-byt-indulgenciyami).

На «небратской Украине» «европейские ценности» вошли в фазу апологии нацизма. С начала этого года там запрещено распространение книги британского историка Энтони Бивера «Сталинград». Причина — в книге есть эпизод, где по приказу немцев украинские националисты расстреливают летом 1941 года в Белой Церкви еврейских детей.

20 января 2018 года исполнилось 76 лет Ванзейскому совещанию, где нацисты решили уничтожить всех европейских евреев. Власти Украины отмечают эту дату попытками увековечить в Бабьем Яру убивавших евреев украинских коллаборационистов. К сожалению, в этом властям Украины помогает группка местных еврейских деятелей, присягнувших «евромайдану».

Реабилитация нацизма начинается с малого. К примеру, с того, что выпускник элитной школы публично кается за страдания немецких оккупантов в советских лагерях военнопленных.

Или с того, что еврейка — старшеклассница элитной московской школы в свои 15 лет не знает, что такое Бухенвальд и Освенцим, а о Холокосте судит только по анекдотам про концлагерь.

Последний случай автор наблюдал своими глазами.

В неизданных в победившей нацизм стране мемуарах Гизеллы Перл есть примечательное место. Едва выживашая в Аушвице женщина говорит: когда она видит в газетах цифру в «шесть миллионов убитых евреев», у нее сжимаются кулаки. Для нее эти шесть миллионов — живые люди, многих из которых она спасала за колючей проволокой.

Перл еще во время Нюрнбергского процесса боялась, что преступления нацистов станут для последующих поколений ничего не значащей абстракцией. Свою книгу, написанную «по горячим следам», бывшая узница Аушвица и Берген-Бельзена осуществила как «монумент, запечатлевший на все времена чудовищность нацизма, его садизм и бесчеловечность».

«Каждая история, картинка, описание — камень для монумента, который должен стоять вечно, напоминая миру об этой постыдной фазе в его истории и призывая к бдительности, на случай, если события тех лет могут повториться снова». Чтобы очередной «мальчик Коля» не превратился в боевика «Правого сектора», ему с самого детства надо напоминать о кошмарах Второй мировой войны.

Не жалея детской психики. И о том, кто избавил мир от этого кошмара — советском солдате. Которому не перед кем и не в чем каяться.

Артур Приймак, специально для EADaily

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector